Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » Сдались бы 41-м пили бы баварское.....

Сдались бы 41-м пили бы баварское.....

14.10.2018, 01:33
(голосов: 4)

 

Объявление главнокомандующего германскими войсками о мерах наказания за нарушение населением приказов оккупационных властей. [1941 г.)

1. Запрещается: хождение гражданского населения вне пределов своего места жительства без особого письменного разрешения (пропуска), выданного ближайшей германской воинской частью.

2. Запрещается: гражданскому населению находиться вне дома по наступлении темноты без особого письменного разрешения (пропуска), выданного ближайшей германской воинской частью. Назначенные запретные часы опубликовываются старостами. Проход в бомбоубежище во время воздушной тревоги разрешается и в запретные часы.

3. В населенных пунктах, где не расположены германские воинские части, пропуска должны быть затребованы старостой в ближайшей германской воинской части.

4. Население обязано заботиться о тщательной маскировке света в своих домах.

5. Все местные жители населенных пунктов обязаны зарегистрироваться. Регистрационные списки должны быть предъявлены местному коменданту или органам, назначенным для контроля.

6. Запрещается принимать на жительство к себе лиц, не принадлежащих к числу местного населения.

7. Население обязано немедленно сообщать старосте о находящихся в деревне чужих лицах. В случае появления подозрительных лиц, при чинимых чужими лицами вымогательствах и насилиях население также обязано немедленно сообщать об этом в ближайшую германскую воинскую часть.

8. За спрятанное оружие, отдельные части оружия, патроны и прочие боеприпасы, за всякое содействие большевикам и бандитам и за причиненный германским вооруженным силам ущерб виновные будут наказаны смертной казнью.

9. Запрещается: для всего гражданского населения, за исключением лиц, состоящих на службе при германской армии, и железнодорожников, подходить к железнодорожному полотну на расстоянии ближе 100 м с обеих сторон железной дороги, а также движение по проезжим дорогам и обработка полей в пределах этой же запретной зоны. Переходить или переезжать железнодорожное полотно разрешается только по специально разрешенным переездам.

По всем лицам, действующим наперекор этому приказу, часовым приказано стрелять без предупреждения.

Главнокомандующий германскими войсками.

15-й полицейский полк, 11-я рота 30 сентября 1942 г.

ОТЧЕТ ОБ ОПЫТЕ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ

СОГЛАСНО ПРИКАЗУ ПО БАТАЛЬОНУ ОТ 22 СЕНТЯБРЯ 1942 г.

Рота получила задание уничтожить населенный пункт Заболотье, расположенный к северо-востоку от Мокран, и расстрелять население. Ей были приданы: взвод Фрона из 9-й роты и 10 человек из бронеавтомобильного подразделения 10-го полка. 22 сентября 1942 г. около 18 час. 00 мин. 1, 2 и 3-й взводы достигли на своих машинах западного выезда из Мокран и соединились там с подразделениями усиления. После краткого разъяснения обстановки и распределения сил рота выступила в 23 час. 00 мин. в направлении Заболотья. Специально мобилизованные для операции 93 крестьянские подводы были оставлены вплоть до дальнейших распоряжений у входа в населенный пункт под охраной команды, состоящей из 1 унтер-офицера и 4 солдат. В качестве проводников при роте находились уездный сельскохозяйственный уполномоченный, начальник Малоритского района и 2 переводчика.

23 сентября 1942 г. около 02 час. 00 мин. рота подошла к первым, отдельно стоящим дворам Заболотья. В то время как главные силы двинулись дальше, в глубь деревни, к территории оцепления, отдельные дворы были окружены выделенной для этого командой и жители выведены из домов. Таким образом еще до вступления в деревню было задержано около 25 мужчин и женщин. Живущему на хуторе старосте было приказано явиться в 05 час. 30 мин. к командиру роты, находящемуся у въезда в деревню. К этому времени было расставлено без особых происшествий все внешнее оцепление.

Все население во главе со старостой было согнано в школу, а одна команда тотчас отправилась на расположенные в 7 км от деревни выселки, с тем чтобы забрать их жителей. Прибывшая тем временем группа СД после тщательной проверки освободила 5 семей из этой деревни. Все остальные были разделены на 3 группы и расстреляны на месте казни, которое было тем временем подготовлено мужским населением деревни. Казнь была проведена планомерно и без особых происшествий, если не считать одной попытки к бегству. Большинство жителей деревни сохраняло самообладание и шло навстречу вполне заслуженной судьбе, которая вследствие их нечистой совести не явилась для них неожиданностью. Казнь была закончена около 12 час. 00 мин.

Для размещения командного пункта и личного состава была оборудована школа. После того как высланные патрули повторно обыскали все помещения в деревне с целью обнаружения людей, которые могли там остаться, наружное оцепление было снято, и началась очистка дворов. После вторичного обыска там было обнаружено 5 человек, их извлекли из убежищ и тут же, на месте, расстреляли.

Подтянутые тем временем крестьянские подводы отвезли под охраной весь живой и мертвый инвентарь в Мокраны, в государственное имение. Необмолоченный хлеб был собран у южного выезда из деревни. Очистка дворов, отправка имущества, а также угон скота были закончены 27 сентября к 10 час. 30 мин., так что в полдень можно уже было приступить к сожжению дворов. Выселки и стоящие отдельно дворы были сожжены тотчас же после очистки.

27 сентября в 12 час. 30 мин. рота, за исключением одного взвода, который был оставлен для охраны склада хлеба у южного выезда из деревни, выступила вместе с подразделениями усиления в направлении Мокран. Результаты операции следующие: расстреляно 289 человек, сожжен 151 двор, угнано 700 голов рогатого скота, 400 свиней, 400 овец и 70 лошадей. Вывезено хлеба: 300 центнеров обмолоченного и 500 центнеров необмолоченного. Конфисковано около 150 сельскохозяйственных машин с ручным приводом и многочисленный инвентарь...

Командир роты капитан Пельс

ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д 2, л. 342—343. Перевод с немецкого.

Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о преступлениях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской Советской Социалистической Республики

4 апреля 1945 г.

 

ФАШИСТЫ ЗАМУЧИЛИ И РАССТРЕЛЯЛИ В ЛАТВИИ 327 ТЫС. СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ.

Для советских военнопленных немецкие захватчики организовали в Риге в помещениях бывших казарм, расположенных по улицам Пернавской и Рудольфа, шталаг 350, который просуществовал с июля 1941 г. до октября 1944 г.

Советские военнопленные содержались в нечеловеческих условиях. Здания, где они помещались, были без окон и не отапливались. Несмотря на тяжелую, каторжную работу по 12—14 час. в сутки, паек военнопленных состоял из 150—200 г хлеба и так называемого супа из травы, порченого картофеля, листьев деревьев и разных отбросов.

Бывший военнопленный П. Ф. Яковенко, содержавшийся в шталаге 350, показал: «Нам давали 180 г хлеба, наполовину из опилок и соломы, и один литр супа без соли, сваренного из нечищенного гнилого картофеля. Спали прямо на земле, нас заедали вши. От голода, холода, избиений, сыпного тифа и расстрелов с декабря 1941 г. по май 1942 г. в лагере погибло 30 тыс. военнопленных».

Немцы ежедневно расстреливали военнопленных, которые не могли по слабости или болезни отправиться на работу, издевались над ними, избивали без всякого повода.

Г. Б. Новицкис, работавшая старшей сестрой в госпитале для советских военнопленных по Гимнастической улице, дом № 1, сообщила, что она постоянно видела, как больные, чтобы ослабить мучения голода, ели траву и листья деревьев.

В отделениях шталага 350 — на территории бывшего пивоваренного завода и в Панцерских казармах от голода, истязаний и эпидемических заболеваний только с сентября 1941 г. по апрель 1942 г. погибло более 19 тыс. человек. Немцы расстреливали и раненых военнопленных. «В августе 1944 г.,— сообщила свидетельница В. М. Зекунде,— в Саласпилсский лагерь доставили 370 раненых советских военнопленных; в конце этого месяца днем на глазах у всех их расстреляли. 25 сентября 1944 г. из больницы Саласпилсского лагеря забрали всех больных и расстреляли в лесу, недалеко от лагерей».

Советские военнопленные погибали и в пути следования в лагерь, так как их немцы оставляли без пищи и воды. Свидетельница А. В. Таукулис показала: «Осенью 1941 г. на станцию Саласпилс прибыл эшелон с советскими военнопленными в составе 50—60 вагонов. Когда открыли вагоны, на далекое расстояние разнесся трупный запах. Половина людей были мертвы; многие были при смерти. Люди, которые могли вылезти из вагонов, бросились к воде, но охрана открыли по ним огонь и расстреляла несколько десятков человек».

Железнодорожный мастер станции Шкиротава (Сортировочной) А. Ю. Коктс рассказал комиссии, что «немцы заставляли советских военнопленных при 35-градусном морозе голыми руками перетаскивать рельсы. Больных и падавших от истощения немцы укладывали на снег в ряд по 20 человек, а после, замерзших, тут же закапывали».

С 1941 по 1943 г. на территории железнодорожной станции Шкиротава немцы уничтожили более 2 тыс. человек. Все это подтвердили свидетели А. Р. Чукстс, железнодорожный рабочий Б. А. Фолкман, стрелочник С. П. Квач, составитель поездов А. В. Шереметьев и др.

В шталаге 350 и в его отделениях немцы замучили и расстреляли более 130 тыс. советских военнопленных. Комиссия обнаружила в Риге и ее окрестностях 12 мест массового захоронения трупов замученных советских военнопленных, из них наиболее крупные в Саласпилсе, Зиепниеку-Калнс, на территории Панцерских казарм, на Новом еврейском кладбище.

В Даугавпилсе (Двинске) существовал лагерь для советских военнопленных — шталаг 340, который среди узников лагеря и жителей города был известен под именем «лагеря смерти» и в котором за три года погибло от голода, истязаний и расстрелов свыше 124 тыс. советских военнопленных.

Расправу с военнопленными немецкие палачи обычно начинали в пути следования в лагерь. Летом пленных отправляли в наглухо закрытых вагонах, зимой — в полувагонах и на открытых площадках. Люди массами погибали от жажды и голода, летом задыхались от духоты, зимой замерзали. Свидетель, путевой сторож С. Ю. Орбидан, сообщил комиссии: «В июле 1941 г. на разъезд 214-й километр прибыл первый эшелон с советскими военнопленными. Второй эшелон прибыл вслед за первым. В каждом вагоне было по 70—80 человек. Вагоны были закрыты наглухо. Когда открыли вагоны, военнопленные жадно глотали воздух открытыми ртами. Многие, выйдя из вагонов, падали от истощения. Тех, кто не мог идти, немцы тут же, у моей будки, расстреливали. Из каждого эшелона выбрасывали по 400—500 трупов. Пленные рассказывали, что они по 5—6 суток не получали в дороге ни пищи, ни воды».

Свидетель Т. К. Усенко рассказал: «В ноябре 1941 г. я дежурил на станции Мост в качестве стрелочника и видел, как на 217-й километр подали эшелон, в котором было более 30 вагонов. В вагонах ни одного живого человека не оказалось. Не менее 1500 мертвых были выгружены из этого эшелона, все они были в одном нижнем белье. Трупы пролежали у железнодорожного полотна около недели».

Коменданты Даугавпилсского лагеря Хуго Майер, Ннсин, Зимсон и др., так же как и в других немецких лагерях, морили советских военнопленных голодом, истязали, подвергали мучительным пыткам и издевательствам, массами расстреливали. Существовавший при лагере госпиталь также был подчинен задаче уничтожения военнопленных.

Работавшая в госпитале свидетельница В. А. Ефимова рассказала комиссии: «Редко кто выходил живым из этого госпиталя. При госпитале работало 5 групп могильщиков из военнопленных, которые на тележках вывозили умерших на кладбище. Бывали часто случаи, когда на тележку бросали еще живого человека, сверху накладывали еще 6—7 трупов умерших или расстрелянных. Живых закапывали вместе с мертвыми; больных, которые метались в бреду, убивали в госпитале палками».

Зимой 1942-43 г. в лагере вспыхнула эпидемия сыпного тифа. В качестве меры борьбы с тифом, сообщил бывший военнопленный Д. М. Дараган, фашистские мерзавцы организовали массовые расстрелы: достаточно было заболеть 3—4 военнопленным, как всех остальных, находившихся в этом бараке, немцы выводили к ямам на крепостной эспланаде и расстреливали. Так фашистские мерзавцы истребили на крепостной эспланаде у разъезда 214-й километр около 45 тыс. советских военнопленных...

ЦГАОР СССР, ф; 7021, оп.

Сборник "Преступные цели - преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944 гг.)"

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000193/index.shtml

 








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru