Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » » Львовщина: постиндустриальный упадок. Что дальше?

Львовщина: постиндустриальный упадок. Что дальше?

19.12.2014, 15:40
(голосов: 2)

Находясь с визитом в Польше, 17 декабря Порошенко решил использовать трибуну польского сейма, чтобы «провозгласить и вернуть страну к курсу на интеграцию в евроатлантическое пространство безопасности. Сразу же после возвращения в Украину я внесу в парламент на рассмотрение законопроект об отказе от внеблокового статуса». Днем ранее украинский президент изъявил желание присоединиться к Вышеградской четверке. На что поступило, как говорится, встречное предложение. «Каждая страна Вышеградской четверки возьмет на себя определенное направление реформ в Украине и сконцентрируется на их реализации», - заявил министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак. Словакия будет отвечать за реформы сектора энергетики и безопасности Украины, Польша - за децентрализацию, реформу местного самоуправления и управления публичными финансами, Чехия - за гражданское общество, образование и средства массовой информации, Венгрия - за экономическую политику, развитие малого и среднего бизнеса и внедрение зоны свободной торговли между Украиной и ЕС.

 

Вспомнились недавние телевизионные кадры дикой давки на украинско-польском погранпереходе, которую учинили мелкие украинские контрабандисты, штурмовавшие границу. Комментарии преимущественно были такого рода: вот до чего «доскакались» приверженцы майдана! А что будет, когда Украина станет внеблоковой и вместе с министрами-иностранцами страной будут управлять еще поляки, венгры, словаки и чехи?

Хотя на самом деле это постыдное явление возникло не вчера: мелкая народная приграничная торговлишка расцвела на Львовщине по меньшей мере ещё с начала 2000-х годов, поскольку социально-экономические причины, заставляющие людей заниматься этим делом, отнюдь не порождены майданом – они обусловлены всей предыдущей экономической политикой всех правительств независимой Украины.

Автор этих строк знаком с вышеозначенным явлением не понаслышке. Когда-то, больше «для прикола», я тоже время от времени совершал подобные вояжи на кордон. Мой покойный отец, не имея иных средств к существованию, через день ездил в Польшу: туда вёз водку и сигареты, обратно – продукты питания не только для себя, но и для реализации в бары-рестораны. Этим и жил. В Польше почти все харчи стоят намного дешевле, чем на Украине, притом что зарплаты и пенсии там в разы выше. Мой батя, кстати, ел всё польское, дома лишь хлеб покупал. Короче, имея польскую визу, я иногда сопровождал своего отца в его «деловых поездках».

 

Не знаю, как сейчас, но тогда всё было просто замечательно! Раненько утром на электричке до станции Мостиска-2, далее пару километров пешком до границы. Час-два стояния на переходе в очереди. Бывало из-за наплыва жаждущих попасть в Польшу очередь стояла чуть ли не полдня, но я, к счастью, в такие ситуации никогда не попадал. Мой папаша, который «помаранчевых» на дух не переносил, иногда от нечего делать встревал в разговоры с соседями по цепочке, подзуживая их: до чего же, мол, довели нас «Ющенко и его банда»! И люди обычно с ним соглашались.

 

Основную массу их составляли либо львовяне, преимущественно пенсионного возраста, либо жители приграничных сёл, которые могли за день делать пару-тройку таких «ходок». Однако стояло и немало поляков, занимавшихся тем же «народным бизнесом». Причём хорошо помню, что многие эти «европейцы» вели себя совершенно по-хамски. Поляки хотя на официальном уровне и позиционируют себя «верными друзьями Украины», на бытовом уровне зачастую относятся к украинцам с нескрываемым презрением, обзывая «кабаньями» и другими нехорошими словами.

 

Сразу за переходом – буквально метрах в пятидесяти – уже стояли польские перекупщики, принимавшие водку и курево (сейчас, говорят, стало намного строже, полиция такие стихийные «биржи» разгоняет). Кто из наших желал сбыть товар подороже и имел на то время, тот на маршрутке ехал чуть поодаль в Перемышль (минут 10–15 езды). Сами же поляки везут товар ещё дальше, на запад, ближе к границе с Германией – это целая международная система контрабанды!

И тут же на границе к услугам нашего «купеческого люда» поднялся целый торговый городок с универмагами и прочими торговыми точками. Продал, купил, чуток передохнул, перекусил взятыми еще дома бутербродами и чаем из термоса – и быстренько двигать обратно на границу, чтобы поспеть на вечернюю электричку.

Нынче, как известно, Варшава намерена «закручивать гайки», ужесточая выдачу виз украинцам. Однако наших граждан, желающих подзаработать, такое вряд ли остановит. Во Львове ещё много лет назад немалое число людей обзавелось картами поляка, дающими не только право въезда в Польшу, но и определённые льготы в соседней стране. И «поляков» выявилось куда больше, чем их, согласно переписи, официально проживает во Львове! Чистокровные галичане, дабы заполучить вожделенный документ, лазали по архивам, выискивая дальних предков – поляков.

Так, у меня в доме живёт семья, которая в советское время представлялась белорусами, но после 1991 года резко стала поляками. Дети окончили во Львове польскую школу, затем уехали в Польшу учиться в университете – бесплатно.

 

В общем, мелкая контрабанда в Польшу, наряду с получением денежных переводов от заробитчан, является немаловажным источником существования для обитателей Галичины. Как ни крути, но это нельзя трактовать иначе как проявление национального позора и унижения, как свидетельство превращения Украины в такую себе «Африку в Европе». А ведь когда-то, при советской власти, в 1980-е годы, всё обстояло как раз наоборот: тогда поляки толпами приезжали во Львов «на закупы». Скупали здесь бытовую технику, бельё, детские вещи, золотые украшения. Но особенным спросом у наших братьев западных славян пользовались львовские телевизоры «Электрон» – однозначно лучшие в Советском Союзе. Ими польские туристы забивали под самый потолок целые автобусы!

С тех пор «электроны» канули в Лету. Равно как канули в Лету львовские автобусы и мопеды, автопогрузчики и конвейеры, фрезерные станки и алмазный инструмент, медицинская техника и сельхозмашины, разнообразные приборы и аппаратура связи. Да и многое чего, уж и не припомнишь, что изготовлялось на более сотни крупных промышленных предприятий столицы Западной Украины.

Остались одни лишь смутные воспоминания, например, в виде троллейбусной остановки «Завод “Кинескоп”». Завода этого давным-давно уж нет; его огромную территорию (настоящий «город в городе») заселили десятки мелких фирм и фирмочек, занятых торговлей и оказанием всевозможных услуг, вплоть до ритуальных. Там же и чешское консульство обосновалось.

И порою проезжают люди старшего поколения мимо «Кинескопа» и начинают вдруг делиться друг с другом воспоминаниями: ах, какой завод был! а помнишь, вон там цех работал, он то-то и то-то выпускал?! а вон там столовая располагалась, громадная, а там ещё что-то! и хороший же у нас всё-таки коллектив был, дружный; нынче кто где, кто куда – кто-то за границей, а кое-кого уж и в живых не осталось… И в самом деле у людей застывает грусть в глазах, когда они вспоминают о том, чего уже не вернуть назад, и ценность чего сегодняшней молодёжи, воспитанной в презрении к коллективному индустриальному труду, что ассоциируется у них с «совком» и убогими работягами в «ватниках», никогда, возможно, уже не понять…

 

 

В этом – важная специфика Львова: если в других крупных городах Украины, например как Харьков, Днепропетровск, Запорожье, ещё сбереглось машиностроение – пусть и в несравненно меньшем объёме по сравнению с советскими временами и теперь ему тоже грозит гибель, то во Львове с этой стержневой отраслью индустрии практически покончено. Процветавшая во времена СССР крупная промышленность разрушена основательно: более-менее нормально работают, по сути, лишь пищевкусовые предприятия – пивоварение, кондитерская фабрика «Світоч», масложировой комбинат, кофейная фабрика «Галка» и т.п. Аналогичная ситуация и в области: в Дрогобыче, Бориславе, Червонограде, Стрые.

 

Поразительный факт: в отчёте Главного управления статистики во Львовской области «Итоги работы промышленности Львовской области за январь – октябрь 2014 года» в разделе «Производство важнейших видов промышленной продукции» вообще отсутствуют машиностроительные позиции! В таблице приведены сведения по разнообразным продуктам питания, по белью, одежде и обуви, по бутылкам и по мебели, даже присутствуют бумага для изготовления салфеток и «искусственные оболочки из затвердевших протеинов и целлюлозы», но нет ничего из продукции машиностроения. Хоть бы что-нибудь, хоть какую мелочь привели для приличия областные статистики – но ничего нет! Видимо, потому, что никакой существенной массовой машинотехнической продукции, что обычно приводится в статистических рапортах, и в самом деле в области уже совсем не изготовляется! Единственно, пожалуй, что можно привести:в филиале «Электрона» в отдалённом районе Рясне-2, который когда-то работал по военным заказам из России, теперь могут собрать за год парочку красивых современных трамвайных вагонов немецкой разработки.

 

Правда, в разделе «Индексы промышленной продукции по основным видам деятельности» пункт «Машиностроение» всё же присутствует. Даже отрапортовано, что в октябре по сравнению с сентябрём указанная отрасль выросла на 23,3%, хотя за январь- октябрь в сравнении с аналогичным периодом прошлого года всё-таки зафиксирован заметный спад – индекс составляет 96,9%. Однако в каких конкретно отраслях машиностроения падение сменяется некоторым оживлением – непонятно.

Можно сказать, что промышленность Львова откатилась ко временам панской Польши, когда в её структуре также главенствовала пищевая отрасль. Скажем, по данным на весну 1940 года, из 196 промышленных предприятий Львова 67 (33%) были мелкие заведения пищевой промышленности (мельницы, несколько фабрик по выпуску конфет и ликёроводочных изделий, маслозаводы, фабрика уксуса и т.п.). Ещё во Львове работали 14 типографий, 14 кирпичных заводов, 2 фабрики тетрадей, 5 предприятий по производству мыла и косметики, швейная фабрика и фабрика трикотажных изделий, лесопилки, мебельное и паркетное производство и т.д.

Машиностроение и металлообработка представлены были тогда 23 фабриками по производству металлоизделий и семью предприятиями электротехнической промышленности (самой серьёзной их продукцией, если я не ошибаюсь, являлись электрические лампочки). В сумме – около 18% от общего числа предприятий. Но, боюсь, сейчас структура львовской промышленности выглядит ещё хуже, чем тогда.

 

Крупное квалифицированное машиностроение во Львове было создано «при Советах», при участии рабочих и инженеров, ехавших сюда с Восточной Украины и из России поднимать производство. Более того, несколько крупных заводов со всем оборудованием и кадрами специалистов были переведены во Львов из Горького, Саратова, Ижевска. При освоении Львовско-Волынского угольного бассейна на шахты Червонограда прибыло 9 тыс. шахтёров из Донбасса, Кузбасса и Караганды.

Многие выходцы из России поднимали во Львове и науку, создавая здесь замечательные научные школы, стояли у истоков Западного научного центра АН УССР. Во многом, благодаря их интеллектуальному труду, Львов превратился в третий после Киева и Харькова центр науки на Украине.

 

Со своей стороны, Борислав служил кузницей кадров для зарождавшейся в послевоенный период нефтедобывающей промышленности Восточной Украины. С Дашавы, откуда был проведён газопровод до Москвы, по сути, по-настоящему начиналась газовая промышленность СССР. Выходцы из Западной Украины внесли огромный вклад в освоение нефтегазовых промыслов Западной Сибири. К слову, Борислав сегодня – совершенно депрессивный городок: иссякли нефтепромыслы, уничтожена уникальная шахта по добыче озокерита (крупнейшее месторождение этого минерала в мире!), закрылись завод искусственных алмазов, лакокрасочный завод «Галак», фарфоровая фабрика, а также секретный химзавод, на котором некогда трудилась тысяча человек, включая двух докторов и 36 кандидатов наук.

 

Во время распада СССР всё промышленное богатство было объявлено «пагубным наследием коммунизма» и как таковое успешно уничтожено. В умы львовян внедрили мысль о том, что промышленность городу не нужна, что он может богатеть исключительно за счёт туризма, предоставления услуг и торговли. Не забывайте, что во Львове «демократы» и «рыночники» пришли «к рулю» на полтора года раньше, чем в целом на Украине, соответственно, они раньше начали свои «реформы» и быстрее достигли в этом направлении «крупных успехов».

И если ставший у нас теперь известным немецкий либеральный экономист Андерс Аслунд только сейчас рекомендует Украине почти на 100% избавиться от металлургии, машиностроения и химпрома, дабы всецело специализироваться на обеспечении продовольствием Европы, то во Львовской области подобные «советы» были осуществлены ещё в 1990-е годы.

В нынешнем году сокращение промышленного производства продолжается. Согласно упомянутому выше статистическому отчёту, за январь-октябрь индекс промпроизводства во Львовской области равен 95,1%. Спад практически везде: пищевая и табачная промышленность – 95,8%, химическая промышленность – около 91%, фармацевтика – 87,2%. Выросла только лёгкая индустрия – 103,2%.

Заметно снизилось производство ряда продуктов питания: сыра на 17,1%, йогурта на 25,6%, муки на 4,4%, хлеба на 5,6%. Даже водки выработано на 19,2% меньше! Рост отмечен лишь по немногим видам продукции.

В связи с войной на Донбассе и нехваткой в стране топлива увеличилась добыча угля – на 18,1%. За 10 месяцев добыто 950 тыс. тонн. Но, между прочим, в советское время добыча угля во Львовско-Волынском бассейне (большей частью в Червонограде) достигала 14 млн. тонн в год. Одна только Червоноградская центральная обогатительная фабрика имела проектную мощность 9,6 млн. тонн!

 

Ну не может 750-тысячный город и более чем 2,5-миллионная область нормально существовать без крупной развитой промышленности! Помимо всех прочих социально-политических последствий, деиндустриализация, разрушившая трудовые коллективы и вынуждающая огромные массы людей выживать мелким, зачастую полулегальным бизнесом или же отправляться искать счастья за рубежом, создаёт питательную среду для нацизма. Общество заражено индивидуалистической психологией мелкого лавочника или люмпена, люди крайне озлоблены, испытывают зависть к тем, кто живёт лучше их. Энергия их ненависти направляется в сугубо националистическое русло. Это же относится и к Центральной Украине, где, несомненно, рост националистических настроений тоже связан с разрушением там промышленности и превращением этого региона в отсталое аграрное захолустье.

Таким государством и обществом готовы управлять и американцы, и грузины, и поляки, и венгры, и словаки, и чехи…

 

Лев ГАЛИЦКИЙ








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru