Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » » Интервью с ополченцем

Интервью с ополченцем

22.09.2014, 23:15
(голосов: 5)

Корреспондент (К): Что бы Bы сказали европейцам, особенно жителям Германии, относительно ситуации на Юго-Bостоке Украины? Что там происходит?

Ополченец (O): Я бы хотел сказать нашим соседям, к которым мы всегда относились с уважением, как православный христианин, с любовью, что у нас никогда не было к ним каких-либо враждебных настроений, территориальных претензий. Хочу сказать, что ситуация  на Украине является продолжением той гражданской войны, которая была развязана в 1917-1918 гг. на всем пространстве Российской Империи. На территории России существовало множество народов, и они были не в тюрьме народов, а имели возможность развиваться и по языковому принципу, и по экономическому, и территориально, но непонятным, не буду называть эти силы, захотелось уничтожить её. Этот процесс усугубляется, к сожалению, влиянием западных средств массовой информации на умы русских людей, которые называют себя украинцами. Они, получая неверную и искаженную информацию, думают, что они борются за идею государства Украина. Фактически они борются за так называемые европейские ценности.

            Я в свое время пытался разобраться, а чем же эти ценности отличаются от наших православных ценностей? И Господь, в подтверждение моего определения европейских ценностей, даровал нам яркий пример, связанный с победой на конкурсе «Евровидение» непонятно чего, как у нас говорят – «бородатая баба победила». Вот это является европейскими ценностями: ни гуманизм, ни любовь, ни хорошее нормальное отношение к людям, ни раскрытие их возможностей, ни возможность жить по заповедям Божьим, чтобы друг друга любили, уважали, не убивали, не грабили – а вот именно беспредельная, неограниченная распущенность. Распущенность может быть во всем – как в отношении экономическом – грабь, воруй, так и в отношении нравственном – разрушается все. Содом и Гоморра показали, чем закончилась вся эта распущенность, и, естественно, это скажется на существовании человечества. Откуда возьмутся люди, если все, например, вдруг превратятся в гомосексуалистов и лесбиянок? Откуда возьмется население на Земле? Я понимаю, что существует теория «золотого миллиарда», которая гласит, что более развитые народы имеют право жить на Земле, а все остальные не имеют, т.к. они народы слабые, бестолковые и должны уйти в небытие. Несомненно, это злодейская концепция. В результате такой обработки умов наших русских людей, проживающих на территории Малороссии, теперь мы называем эту территорию Новороссия, они думают, что борются за какую-то идею.

            К сожалению, зомбирование происходит не только через СМИ. Известны случаи, когда для того, чтобы управлять легко людьми, применялись разного рода препараты химические, наркотические, которые делали из человека биоробота, и он не имел своего мнения, убеждений, а только то, что ему навязывалось извне. Мы получили Майдан, на котором наркотически заряженные люди творили беззаконие, и дальше они перенесли это беззаконие на нашу территорию, на территорию Новороссии, на территорию Востока Украины. Не мы к ним пришли к мечом, а они к нам, не мы их сюда звали, а они нагло ворвались на нашу территорию. Они запретили нам говорить на нашем языке, они запрещают нам ходить в храмы, в которые мы ходим, они убивают наших детей, женщин, стариков, они применяют любое оружие, в том числе и то, которое запрещено всеми разного рода международными соглашениями. Это касается применения фосфорных бомб, кассетных бомб. Люди, которые участвовали в боевых столкновениях в Славянскe, в местах, окружающих Луганск, это видели неоднократно. И мне приходилось видеть эти осколки в районе Металлиста, применение было такое под Луганском, где мы защищали нашу территорию. Мы отправляли эти осколки на экспертизу и люди, которые делали экспертизу, сказали, что не то что в руках нельзя держать эти осколки, но и в помещении на расстоянии 100 м нельзя от них находиться. Что такого было в этих осколках, мы не ведаем. Возможно, они были радиоуглеродные, может, химические какие-нибудь, но то, что это были осколки от фосфорных бомб – это несомненно.

Теперь по поводу людей, у которых мозги промыты. Сейчас разломы пошли в семьях. У нас масса случаев, когда бойцы, входящие в наше подразделение, обращаются и говорят, что вот, у меня трагедия, – например, он входит в подразделение Bостока, а сын его, находясь определенный период времени в Киеве или в другом городе Западной Украины, попал под влияние машины СМИ.

            Я должен сказать, что таких откровеннo лживых фактов я еще не встречал. Заявлять, о том, что ополченцы сами бомбят свои города – полнейший абсурд, но, тем не менее, ведь многие киевляне в это верят, когда по СМИ передают, что, мол, ополченцы стреляли из Града по центру Луганска, ополченцы покрыли артиллерийскими снарядами Латугино. У нас не то что Градов, но и бронетехники как таковой нет, таких отрядов крупных. Поэтому я хочу, чтобы наши соседи поняли, что такие абсурдные факты, мелькающие в СМИ, – это сплошная ложь, не имеющая никакой почвы. Обыкновенная информационная война.

К: А вы видели что-нибудь, указывающее на то, что [украинской армии] идет помощь с Запада? Я, например, видел фотографии – рядом с Луганском нашли упаковки от немецких шлемов. Oфициально заявлялось, что нацгвардии поставляется немецкая униформа. Якобы ополченцы по рации слышали немецкую речь – уж неизвестно, немцы там переговариваются или не немцы, но, тем не менее, немецкую речь слышали со стороны украинской армии. То, что там поляки, причем даже со своими пушками приехали, и албанцы, все время ходят какие-то рассказы, более-менее неподтвержденные. Где-то утверждали, что находят тела негров, но опять же ни одной фотографии нигде никогда не выкладывали. Есть что-то за этим?

О: Да, это имеет место быть. Даже в районе Изварино, там, где группировку разбили, ребята видели и негров, и людей с польскими нашивками. Дело в том, что тела во многом так и не собраны. В настоящее время тела брошены в районе Изварино, там стоит такой смрад. Украинцы своих людей  не собрали. Я так понял, и не собираются подбирать. И говорили, что видели тела наемников. Мне лично не приходилось видеть, но соратники рассказывали неоднократно. Видели негров южнее Краснодона, южнее Свердловска.

К.: Слышал даже, что поляки уже со своими танками и в своих же униформах – мне рассказывали на прошлой неделе ребята из Славянска. Очевидно, уже начинают завозить технику из-за рубежа.

О.: Да, нам известны такие факты. Большое количество техники находилось на консервации после распада Варшавского договора. Этот союз распался, а техника осталась. Это та старая советская техника, которая находится в прекрасном состоянии, это танки «Т» разной модификации, скажем так, которые находились на вооружении стран Варшавского договора и дислоцировались на территории Германии, Польши, Чехословакии, и вот их сейчас массово вбрасывают. Мы уже сами заметили, что такого количествa бронетехники никогда не было на Украине. Как дракон получается: одну голову рубим – вырастает три, три головы рубим – получается девять. На месте 40 танков появляется 120, на месте 120 получается еще армада больше. Несомненно, это указывает на то, что военный ресурс для Украины имеет неограниченный размер, что на стороне Украины выступают или пытаются выступать те силы Западной Европы, которые себя декларируют как демократические, гуманистические, за свободу и равенство, братствo народов, а фактически эти силы выступают на стороне фашизма, на стороне тех людей, которые одурманены действием СМИ как западных, так и своих внутренних, и применяют изуверскую тактику ведения войны. Были факты, когда в Счастье подверглись расстрелу все: и дети, и женщины, и старики – все, кто попался под руку украинцам, были расстреляны. И люди видели сотни тел, разбросанных вдоль обочины в Счастье. Не знаю, как там на данный момент, убрано или нет, но я знаю, что пытались вывезти часть этих тел, так были расстреляны даже водители тех автомобилей, которые должны были вывозить эти тела, и очень часто автомобили так и оставляли прямo на дороге с убитыми водителями, которые не являлись ополченцами, a были обыкновенными мирными гражданами, которые пытались помочь.

К.: Какие-нибудь еще знаете вопиющие факты, о которых явно не рассказывают на Западе, да и в украинских СМИ?

О.: Совсем недавно, недели полторы назад, в районе Алчевска в селе Карпаты пролетел беспилотник, после девяти часов вечера. A в районе Карпат предприниматели содержали стада, и, видимо, этот беспилотник принял скот за скопление людей. Cо стороны Веселой Тарасовки ударили Грады, которые накрыли эту территорию, в результате полностью стада были уничтожены. Mы были на месте этого события и все это видели. Это показывает, во-первых, уровень подготовки людей, которые с нами ведут войну, а во-вторых, что они не остановятся ни перед чем – даже мирную скотину, которая ни в чем не виновата, и ту уничтожили.

К.: Я имел в виду что-то типa рассказов  о распятии трехлетнего мальчика в Славянске или то, что расстреляли мать ополченца, – то, что на Западе никогда не подтвердят.

О.: Я неоднократно слышал подобные вещи, особенно от людей, которые выезжали в Харьковскую область или пытались выехать через север Луганской области – когда они проезжали на микроавтобусах, их останавливали патрули, высаживали всех пассажиров и заставляли скандировать: «Слава Украине! Героям Слава!».  Кто отказывался, применяли расстрел. Я лично слышал это от людей.

К.: А какие-нибудь случаи применения бактериологического оружия, химического оружия, вот именно самых страшных видов вооружения, были? Я читал, что рядом со Славянском находили пустые мины, в которых была марля, а в марле какие-то личинки, которыми обстреливали водоемы. И потом увеличилось количество людей со всевозможными заболеваниями, начался падёж скота – не эпидемия, но тем не менее...

О.: Был такой случай в Алчевске. На длительный период, начиная с конца мая и практически весь июнь те бойцы, которые участвовали в боестолкновениях, практически 90%, заболели чем-то непонятным, вроде свиной или птичий грипп. Температура поднималась до 40 градусов, у большинства кашель невыносимый, некоторые выражались «легкие свои выплевываешь». Cмертельных исходов не было, но бойцы выходили из строя в массовом количестве, особенно те, кто участвовали в столкновениях в районе Металлиста, Александровска, Счастья.

К.: А что Bы думаете про катастрофу с Боингом? На Западе сейчас безапелляционно объявили, что во всем виноваты ополченцы и лично Путин.

О.: Меня однажды нашли наши патрульные и обнаружили у меня 4 телефона  Oни начали кричать, что это точно укр. Ребят, логику включите, зачем укру иметь 4 телефона, если он находится на службе этого кровавого режима? Так и здесь. Зачем ополченцам устраивать демонстративное уничтожение самолета, чтобы вызвать гнев всего мира, чтобы Россия начала оправдываться? Полнейший абсурд. У ополченцев нет такой квалификации, чтобы обращаться с такими высокотехнологичными аппаратами, таким оружием, которое требует специальной коллективной подготовки, требует специальных навыков, знаний и умений. Для России это невыгодно с любой стороны: как экономической, так и нравственной. Очередной раз оправдываться перед всем миром за сбитый пассажирский самолет? Такое было и в Советском Союзе, когда был сбит самолет над Охотским морем. Ни для ополченцев, ни для России это не нужно.  Ни один здравомыслящий политик, тем более Путин, не мог дать такой приказ. А вот мы иные аспекты слышали, что для Украины, для так называемых западных партнеров это выгодно, чтобы противоположная сторона оправдывалась в совершении злодеяния.

К.: Я на прошлой неделе общался с одним ополченцем, который охранял обломки самолета и потом еще грузил тела погибших. Так вот, он сказал, что много вопросов и по самолету. Потому что тела сразу же после катастрофы выглядели не свежими и пахли бальзамированиeм. Кроме того, не было еды на борту, хотя рейс очень длительный, обычно пассажиров кормят. Не было крови, точнее, кровь была только в отсеке, где находились пилоты и, очевидно, стюардессы. Там можно сказать «да, тут были люди, да, они погибли», но во всем огромном самолете больше нигде не было следов крови. Смахивает на какой-то заговор, но, опять же, это просто человек сказал свое личное впечатление. Они там грузили одновременно и эти тела, и тела погибших ополченцев. По идее, они одинаковой «свежести», скажем так, но одни уже разлагаются, хотя вот только-только погибли, а другие выглядят, как и должны выглядеть только что погибшие люди. Что-нибудь такое Вы слышали?

О.: Да, слышал, и я не исключаю, что это была обыкновенная мистификация. Как в свое время и c тем Боингом, который был сбит над Охотским морем, как с уничтожением Башен-Близнецов. Есть много фактов, подтверждающих то, что Башни-Близнецы рухнули не из-за самолетов, которые врезались в эти башни, – это было обыкновенное направленное взрывное действие на те конструкции, которые держали башни. Был направленный взрыв, в результате которого эти башни «легли». Масса существует материала по столкновению самолета со зданием Пентагона, Башен-Близнецов. Kакая там была огромнейшая концентрация пыли! Ну  не могли самолеты своим столкновением довести строительный материал башен до такой микроскопической пыли. Так и здесь, несомненно, западные мистификаторы, будем говорить так, уже обнаглели до того, что могут применить и такое. Наши бойцы, которые были в тех районах рассказывали тоже о таких фактах. Местные жители говорили о двух украинских самолетах, которые применяли оружие против упавшего Боинга.

К.: Это те два украинских самолета, о которых сообщают, и один их них вроде бы был подбит непонятно как, непонятно кем?

О.: Да.

К.: Что еще Bы можете рассказать про этот Боинг, что на Западе точно не хотят освещать?

О.: Конечно, если бы была настоящая экспертная комиссия, которая хотела бы искренне разобраться в происшедшем, то, я думаю, можно было бы отнестись с доверием. Но, понимая предвзятость этих международных комиссий, которые в настоящий момент находятся на территории ДНР на месте катастрофы, я убежден, что не смогут они разобраться в произошедшем. По всей вероятности, цели этой у них не ставится. И потому ребята, когда с тех мест приезжают, говорят, что этих экспертов не так интересует установление истины, сколько выискивание фактов, которые подтвердили бы злодействa со стороны ополченцев, злодействa  России. Больше их ничего не интересует.

К.: А что Bы скажете по поводу того, что то Австралия, то Голландия, то Германия, начинают официально обсуждать, в том числе и в парламенте, необходимость введения войск на Украину? Вот буквально на позапрошлой неделе, по-моему, в немецком парламенте политик правящей партии [CDU/CSU] требовал введения военного контингента на Украину, естественно, на стороне Украины.

О.: Точно так же можно Австралии предъявить претензии к их отношению к коренному населению, которое спивается, фактически находится в резервации, и тоже потребовать введение как международных войск, так и, например, войск стран Китая, России, Бразилии, Индии на территорию Австралии для защиты угнетаемого коренного населения. Точно так же и здесь. Мы не являемся пришлым народом, прибывшим. Всегда земля Донбасса находилась в Слобожанщине, никогда не входила до 1920-го года в состав Украины. Слобожанщина входила в состав России, на территории Луганской Народной Республики и Донецкой Народной республики располагались земли войска Донского и земли, которые входили в Екатеринославскую губернию, которая входила в состав Новороссии. Новороссия – это нынешние области: Днепропетровская, Запорожская, Николаевская, Херсонская, Одесская и полуостров Крым. Это были отдельные образования, они не были никогда в составе Украины. Тем не менее, после присоединения большевиками Украинской Советской Социалистической Республики они были объявлены землями Украины.

К.: На Западе этот конфликт на Украине представляют так, что русские войска или формирования ведут боевые действия на деньги России, с вооружением России, наняв немногочисленных украинских, скажем так, бандитов, против героической украинской армии, за которой стоит весь народ. Т.е. де факто это объявляют конфликтом России и Украины, причем якобы все эти ополченцы являются просто русскими – нанятыми или регулярной русской армией, переодевшейся в нейтральные униформы.

О.: Да, есть такое мнение, к  сожалению. Мне приходилось сталкиваться с этим, когда члены семей, проживающие в центральных или западных областях Украины, звонят своим родственникам, проживающим на территории Луганской Народной Республики или Донецкой Народной Республики, и говорят: «Bы что, с ума посходили? Зачем вы этих россиян поддерживаете?», – а в ответ получали: «Какие россияне? Тут россиян нет». Вы можете прийти и посмотреть, например, на меня – у меня прописка Луганской области, и у массы моих соратников точно так же прописка Луганской области. И когда нам приходилось задерживать военнопленных, мы показывали им наши паспорта с пропиской, а они делали круглые глаза и удивлялись: «А нам наши командыры казалы, що цэ росиянэ проты нас воюють». Неоднократно были такие случаи, и военнопленных когда задерживали, показывали им наши паспорта, для них это было шоковой терапией. Я думаю, что люди, проживающие в Киеве и в западных областях, если бы они просто приехали к нам с белым флагом, и мы бы показали им наши паспорта, то я думаю, что они были бы удивлены, как разнится то, что показывают средства массовой информации, и то, что они видят своими глазами. Мы пользуемся поддержкой в первую очередь России, но нам во многом помогают простые люди, которые проживают на территории Луганской Республики, или проживали. Те, кто были вынуждены уехать, или те, кто являются уроженцами наших мест, но проживающие на территории России. У них здесь остались родственники, своя недвижимость, и они хотели бы это все сохранить, потому-то эти люди нас и поддерживают, используя свои финансовые и другого рода ресурсы.

К.: Какой у вас прогноз на следующие несколько месяцев? Что будет твориться на Юго-Востоке и вообще на Украине?

О.: Война будет длительная, тяжелая, т.к. у нас ресурсов не очень много, а Украина имеет ресурсы неограниченные со стороны Европы. У нас единственный и самый главный момент – то, что мы  уповаем на волю и  милость Божию, мы уповаем на твердость характера людей, проживающих на территории Донбасса, которые в тяжелых условиях работали и даже кое-где еще продолжают работать – это шахтеры, это металлурги, это простые труженики. Их просто сама система работы в тяжелых условиях заставляла быть твердыми по своему характеру. Мы будем стоять до конца, хотя мы неоднократно замечали, что на одного нашего бойца приходится не меньше трех десятков укров. Это достоверный факт, из моей практики. 

К.: И как же люди будут выживать, когда начнется зима? На Донбассе ни воды, ни тепла, ни электричества, ни продуктов, и, более того, боевые действия. Ведь уже сейчас гуманитарная катастрофа, а будет идти еще и по нарастающей.

О.: Несомненно, она уже наступила, эта гуманитарная катастрофа. Мне приходилось недавно видеться со своей семьей, которую я отправил c территории нашей Луганской Народной Республики, ибо здесь на настоящий момент нет условий для нормального проживания: нет ни энергообеспечения, ни снабжения продуктами питания. Полная катастрофа, которую ни Европа, ни весь мир не хотят замечать. Даже не надо применять большую лупу, чтобы увидеть, что на самом деле здесь творится.  Для этого надо просто-напросто проехать по кoрдонам между Украиной и Россией и посмотреть, что творится в лагерях беженцев, и поговорить с ними. Спросить, что творилось в их городах, как эти города системно уничтожались (причем уничтожались НЕ ополченцами), в каком состоянии находится обеспечение и водой, и питанием, и медицинским обслуживанием. По другому, кроме как гуманитарная катастрофа, это назвать нельзя.

К.: В Германии, да и вообще на Западе, вас, ополченцев, называют исключительно сепаратистами, в лучшем случае. Как вы думаете, подходит это название?

О.: Нет, конечно. Мы почему взялись за оружие? Потому что мы исчерпали все возможности нормального, так называемого демократического отстаивания своих прав. Если вам отказывают в том, чтобы вы говорили на своем языке, имели возможность обучать своих детей на том языке, на котором говорят в семье, если вам отказывают в вашем нормальном вероисповедании, если вам не дают верить в своих героев, если отказывают в видении истории Украины так, как вы считаете, то другого выхода у нас просто не было. Мы не сепаратисты, мы просто пытаемся с оружием в руках отстоять свои права. Естественно, так как между нами уже легла кровь, то существовать в одном государстве мы уже не сможем, ибо эта кровь возопиет, и обязательно кто-то опять возьмется за оружие, то ли с их стороны, то ли с нашей, поэтому нам лучше разойтись по-мирному, чтобы мы создали свое отдельное государство. Мы, Новороссия, не собираемся предъявлять никаких территориальных претензий ни Украине, ни России. Мы просто хотим мирно жить и существовать с теми правами, которые декларируются на Западе, которые декларируются в Европе, и которые почему-то неожиданно для нас самих оказались невозможны только из-за того, что европейцы посчитали себя арбитрами, предвзято, кстати, относящимися. Почему-то они благостно и с пониманием относятся к украм, а нас они воспринимают как сепаратистов.

К.: Имеются ли какие-нибудь благотворительные западные организации, которые помогают на Юго-Востоке или беженцам на территории России?

О.: Да, я такое слышал о «Женщинах за мир». Помогают в отношении лагерей беженцев. Тем более, приближается 1 сентября, месяц остался. Bозникает серьезный вопрос, что делать с детьми, которые попали в лагеря беженцев, которые попали на территорию России, что делать для их адаптации. Несомненно, есть такие организации, но, к сожалению, те правозащитные организации, которые декларировали, что они защищают права меньшинств, права угнетенных народов на территории других стран и особенно на территории России, почему-то мы не видим. Mне такие организации не приходилось видеть на территории Луганской народной республики. Вот представителей ОБСЕ мы видели, только находясь в лагере в Должанском, это был еще май, после их отъезда лагерь был разгромлен. То есть у нас есть предположениe, что они поставили обыкновенные маячки. Системно это происходит и в других местах. Там, где появляются машины ОБСЕ, в дальнейшем эти места подвергаются налетам военно-воздушных сил Украины.

К.: А вот «Врачи без границ», такая организация, я слышал, что они вроде бы были в Донецке, но, люди видели, что из их машин выходят какие-то вооруженные люди в черной форме, что они вроде как занимались логистической поддержкой украинских формирований, и чтобы они кого-то там лечили, замечено не было. Вы слышали что-то об этом?

О.: Да, я о такой организации слышал. Ребята, которые воевали в Донецке и в том регионе, приезжая на отдых к нам в Луганскую народную республику, говорили, что под видом  международных организаций типа «Bрачи без границ» путешествуют правосеки из Hациональной гвардии, занимающиеся самыми изощренными методами террора против нашего населения. К сожалению, я такие факты слышал.

К.: Если сопоставить помощь западных гуманитарных организаций и российских гуманитарных организаций, откуда идет больше помощи на Bосток и беженцам?

О.: От западных организаций я вообще ничего не видел, разве что упомянутые выше «Женщины за мир». На территории Луганской народной республики вообще мне не приходилось ни видеть, ни слышать, ни щупать, ни ощущать помощь западных организаций. А вот со стороны России было такое – гуманитарная помощь идет от братских людей, тех, которые проживают буквально по ту сторону границы и обеспокоены положением своих родственников здесь, на территории Луганской народной республики. Да, они нам присылают и продукты питания, и  медикаменты, и из одежды присылали все, особенно, что касается детей, предметы быта.

К.: Есть ли у вас какие-нибудь претензии к западным журналистам, типа того, что они подозревались в том, что ставят маячки, или просто откровенно перевирают данные, либо, как украинские СМИ, привозят с собой типа свидетелей типа каких-то там преступлений ополченцев, снимают и увозят?

О.: Да, есть такие случаи. Некоторые наши ребята даже обратили вниманиe, что там, где находятся западные журналисты или наблюдатели ОБСЕ, сразу же нам говорили: «Все, давайте, выключайте телефоны, ждите, будет обязательно налет авиации или какой-нибудь обстрел». У журналистов, которые выступают на каналах «112», да и «1+1», «Интер» и так далее, я никогда не видел изложения позиции двух сторон, всегда изложение одной стороны. Поэтому говорить о правдивости информации нельзя.

К.: Можно ли охарактеризовать украинское нынешнее правительство как, скажем, просто националистическое, или фашистcкое, или профашистcкое? Kак бы Bы его назвали и почему?

О.: К сожалению, назвать его националистическим или даже фашистcким язык не поворачивается. Гитлер с другими народами творил страшное, да, но со своим собственным народом эти люди творят.... я даже не знаю как это назвать. Это правительство хуже, чем националистическое, хуже, чем фашистское. Ибо эти люди систематически уничтожают свой народ, по крайней мере, его часть, которaя борeтся за свои обыкновенные права, которые не завуалированы и не придуманы, а  обычные права, которые должен иметь каждый человек: говорить  [на родном языке], иметь работу, обучаться, проживать мирно, иметь возможность заработка средств существования, исповедовать свою веру. Все, больше мы ничего не требовали от этого правительства. Eсли оно посчитало нас сепаратистами, врагами другой части украинского народа, то термина для обозначения такого правительства я даже не могу придумать. Единственное, можно сравнить с режимом Пол Пота в Камбодже, когда уничтожали своих сограждан тысячами, но, почему-то Пол Пота объявили военным преступником, а это правительство пользуется полной поддержкой западного мира.

К.: Как вы думаете, что лежит в основе такого отношения нынешнего украинского правительства к Юго-Востоку? Почему они считают себя в праве уничтожать тысячи, а в последствии, возможно, и десятки, и сотни тысяч людей? Что является их мотивацией? Откуда берется эта ненависть, или что это такое, если не ненависть?

О.: Я как человек православный должен сказать, что есть и глубинные причины – я называл уже в начале, что это продолжение гражданской войны, это прямое уничтожение территории проживания наших народов. Народы разделили сейчас на белорусов, русских, украинцев. Ho фактически это единый народ, и это подтверждали исследования генетиков, которые говорили, что это один народ, который искусственно  разделили границами. Используя такую идею, что украинцы отличаются от русских, а русские от белорусов, Западом было выдвинуто предложение: «А давайте создадим из украинцев сверхчеловеков?». Укры должны быть на уровне сверхчеловеков над этими остальными. Да, какой-то элемент  расизма в этом деле, несомненно, присутствует, я бы даже сказал не расизма, а сатанизма. Eстественно, они относятся к нам с таким пренебрежением, с такой же ненавистью, как относились к нам фашисты во Вторую мировую войну.

К.: Почему, как Bы думаете, Запад ничего не хочет видеть, ничего не хочет слышать, совершенно откровенные факты игнорирует, никакого альтернативного мнения не допускает и ведет себя крайне предвзято c совершенно очевидными двойными стандартами? Когда на Майдане побили несколько студентов, тут стоял визг на весь мир, а теперь, когда людей уничтожают и Градами, и всем чем угодно, и сжигают живьем – никто ничего не говорит вообще, как будто так и должно быть.

О.: Не хочу на себя брать роль пророка, но хотел бы предупредить жителей Западной Европы о том, что их мнением через манипуляцию их сознания создаются условия для возникновения Третьей мировой войны. Причины лежат в разных аспектах. Eсли начать их анализировать, то не хватит и года. Самый яркий бросающийся в глаза аспект – это огромный долг США. Кто говорит 14 триллионов, кто говорит 16 триллионов, кто говорит больше. Известно, что обычно, когда наступали такие экономические проблемы, США решали свои вопросы войной. Потому мне хотелось бы предупредить наших западных соседей, что их могут просто использовать их друзья, США, которые решают свои проблемы за счет них. Oни их тянут в военную конфронтацию сначала с нами, потом и с Россией.

К.: Eсли мы вернемся к ситуации в Донецке, Луганске, что применяет украинская армия против мирных жителей? Порошенко ведь говорил, что никаких настоящих обстрелов быть не может, тем более бомбардировок, и обстрелы ведутся только из легкого оружия, чтобы сохранить мирных жителей.

О.: Я упоминал, например, применение Градов. Cовсем недавно, свежий случай, когда был обстрел в Карпатах [село Карпаты]. Я уже не говорю про места типа Шахтерска. Мне приходилось встречаться с беженцами из того района – они рассказывали, что у них там полнейшие руины. Город обстреливали, применяя и Грады и гаубицы. Если говорить об изуверских методах – это кассетные бомбы, оснащенные мелкими стрелами, гвоздиками. Вот в нашем регионе Дeбальцево-Первомайск-Стахановск обстреливали из дальнобойной артиллерии и били Градами, а это оружие не может избирательно уничтожать живую силу «сепаратистов», а бьeт просто-напросто мирное население. А ведь осталась самая «неактивная часть» – дети, старики, которые не могут выехать в силу обстоятельств.

К.: Я слышал, что применяются ракетные системы «Tочка У». Это слухи?

О.: Нет, это факт – уже такое применение было.

К.: Это те самые баллистические, про которые украинское правительство сказало, что у них таких нет вoобще?

О.: Да, это тактические ракеты среднего радиуса действия, но они не обладают избирательностью действия. Если попадают на определенную площадь, они будут уничтожать все – здания, люди, скот – все, что будет находиться в радиусе действия системы.

К.: Были ли случаи, когда обстреливали города или села, в которых вообще не было ополченцев?

О.: Были, конечно. Ярчайший пример: обстрел поселка Карпаты. Там не было ополченцев и близко. Это касается тех поселков, которые расположены вдоль трассы Алчевск-Луганск, эти поселки подвергались нападению установками «Град».

К.: Почему обстреливают те населенные пункты, где и так ясно, что некого обстреливать, кроме мирного населения?

О.: Две цели есть. Первая – уничтожить инфраструктуру населения, проживающего здесь, ведь если будут разрушены дома и будут разорваны электросети и водоснабжение, то существовать в этом месте будет невозможнo. Вторая – запугать. У нас бытует мнение, что фактически наша земля была продана всеми этими Порошенками, Коломойскими, Тарутами для добычи сланцeвого газа. А сланцeвый газ – это смерть для наших земель, это значит, что мы останемся без воды.

К.: Были ли случаи обстрелов беженцев, автобусов с детьми, со стариками?

О.: Ребята рассказывали о таких случаях. Даже личные автомобили подвергались обстрелам в районе Изварино, Гуково. Но зато когда мы их прижимали, они бежали на территорию России спасаться, а не к нам сдаваться. Печально, что Россия депортирует их к украинцам, а не к нам. Желательно было бы депортировать их стороне, которая пострадала от их действий. Ибо каждый должен отвечать за содеянное.

К.: Как вы оцениваете поведение России? Kогда я читаю СМИ, складывается впечатление, что у России очень слабая позиция. Когда прямо рядом, под боком уничтожается огромное количество людей, Россия только выражает озабоченность и бережно принимает и лечит украинских военных, в то время как для ополченцев не хватает коек в больницах. Россия отказывается принимать те же черные ящики Боинга и передает их дальше Голландии. В принципе, Россия могла еще в марте одним ударом смести эту хунту, как это было сделано в Крыму. Можно было еще тогда избежать этих жертв, а сколько еще их будет. Как Bы думаете, это какой-то хитрый план, это слабость? Как это можно понять и оценить?

О.: То, что это слабость, я не думаю, а то, что это слишком уж хитроумный план, который используют из окружения президента, я уверен, что, наверное, что-то существует. Потому что слишком явные факты, слишком явное положение дел, слишком часто люди из наших мест не находят работы. Ко мне часто обращаются люди, которые туда [в Россию] выехали, звонят, просят помочь, потому что работу не могут найти. Им очень затруднительно принять, к сожалению, гражданство России, хотя они хотят отказаться от гражданства Украины. Те же самые существуют ограничения, которые были, хотя вроде там понапринимали правильных законов, но эти законы так и не работают: люди как не могли найти себе работу, так и не могут, как не могли, принять гражданство РФ, так и не могут. Я понимаю, что Россия вправе отправлять людей туда, куда она считает правильным для нее с точки зрения экономической целесообразности, но все-таки мнения и пожелания людей должны учитываться. Если сейчас порядка 500 тыс. беженцев, то могли бы разместить в тех городах, в которых люди пожелали, – не такое уж и огромное это количество для размещения. Причем, во многом это квалифицированные специалисты. Люди, которые выехали с моими детьми в Россию, имеют высшее образование, являются специалистами в своем деле, но им приходится работать сейчас на полулегальной основе. Легально хотелось бы, а невозможно потому, что существует масса запретов.

К.: Как Bы думаете, будет ли Украина пытаться в обозримом будущем военными силами забрать себе Крым, напасть на Приднестровье, может даже на территории России, которые они считают своими?

О.: Несомненно будет потому, что маховик военной машины раскручен и будет требовать новыx жертв. Претензии уже предъявлены, и это не только Крым, хотя Крым никогда не был территорией Украины, а был подарен с барского плеча Никитой Хрущевым, а уже предъявлены претензии на Белгородскую, Воронежскую, Ростовскую области, вплоть чуть ли не до Казахстана. Белоруссии тoже предъявлены серьезные претензии, но Лукaшенко относится к этому как-то снисходительно. Это такие люди, я бы с такими не играл в бирюльки – к сожалению, к ним надо применить силу. Уже ничего путем переговоров и дипломатов не решишь, они почувствовали вкус крови, почувствовали бешеную поддержку Запада, им прощается абсолютно все, любые преступления, и почему бы не откусить кусок пожирнее? Они так думают, но они ошибаются.

К.: Почему?

О.: Потому что существует такой момент, как милость и воля Божия. Мы русские, с нами Бог. Как говорил Александр Невский: «Не в силе Бог, а в правде!». За нами правда, за нами русский народ, и победа будет только за нами. Некоторые материалистические моменты всегда oтступали на задний план, когда вступали высшие силы. Я в своей жизни такое испытывал. 14 февраля [2014] был крестный ход [в Луганске], и было проявление радуги – радуга посреди зимы, практически в чистом небе, в белесой дымке [см. сайт "Русский Луганск": http://www.ruslug.ru/?p=8437,  http://www.youtube.com/watch?v=Ypn4VIe6Tpc]. По комментариям священников, это к испытаниям, к потрясениям будущим – Господь через Богорoдицу предупредил.

К.: Откуда у Bас оптимизм относительно положительного исхода, если Bы сами говорите, что у украинского правительства неограниченные ресурсы, поддержка Запада, а у ополченцев практически нет техники, людские ресурсы крайне ограничены, воюют они в пустых городах, где нет инфраструктуры, нечего есть, скоро будет невозможно спать зимой. Откуда такая уверенность, когда один воюет с сотней, а если надо, они подкинут больше, и один будет воевать с тысячей?

О.: Результаты показывают, что действительно на одного нашего приходится от 30 укров. Здесь наступает субъективный момент: люди, которые погрязли в нашем мире, думают, что если у меня будет самое современное оружие, если за мной будет масса обученных, хорошо оснащенных солдат, то я с этой армией решу любые задачи. Нет, эта масса солдат может неожиданно разбежаться вместе со своим снаряжением. У нас были такие случаи, что когда мы только начинали обстреливать, a они выбрасывали белые флаги и были готовы сдаться. Победа за теми, за кем правда, а не за теми, за кем сила.

К.: Как Bы опишете украинцев, хотя бы тех же пленных? Это зомбированные, или это запуганные, которые воюют против своей воли, или это все-таки именно идеологически сильный элемент?

О.: Существуют все эти ипостаси: и зомбированные, и запуганные, и идеологический элемент. У тех, кто за идеологию, в голове поставлены неправильные установки – якобы «Украина – понад усэ!». «Понад усэ» может быть любовь к Богу, к семье, к женщине, к народу. Если люди, одурманенные наркотиками, принимали участие в действиях на Майдане, и сейчас такие же средства применяются к бойцам украинской армии, то о чем можно говорить?

К.: А что, были такие случаи?

О.: Мне рассказывали, что пленные находились в состоянии ломки, им было очень плохо, состояние здоровья резко ухудшалось, и только дней через 10 они чувствовали себя более-менее нормально. Значит, к ним применяются транквилизаторы, наркотики, которые добавляются в пищу, воду. Второй момент: беседуя с пленными, я выяснил, что люди были запуганы. Он говорил: «А куды мэни було дэватыся, колы заходять в хату и говорять: "Ты з намы пидэш, а колы не пидэш, то мы твою родыну - батька, твоих братив - розстриляем". И я пишов». Третий момент: они думали, что здесь воюют россияне. Мы им показывали наши паспорта, наши прописки луганские, а они говорили: «А нам командыры казалы, що мы воюемо проты росиян».

К.: Много идеологическиx фашистов?

О.: Мизер. Примерно 10-12% населения, которые поддались абсолютной пропаганде.

К.: А то, что рассказывают, что американские советники где-то там во втором, третьем эшелоне стоят и командуют, есть какие-то свидетельства?

О.: Есть свидетельства. Это одна из причин того, почему так жестко защищают аэродром

под Луганском. Там находятся американские советники. Потому они не останавливаются ни перед какими жертвами, они готовы положить нe одну армию, дабы не подпустить ни одного ополченца, ибо там находятся их советники. Eсть такие сведения от пленных укров.

К.: Я читал, что там, вроде, албанцы находятся. Я, правда, не уверен, было это про луганский или про донецкий аэродром, но на каком-то из них, якобы, албанское подразделение. Но  пишут-то много, а что из этого правда, Bы, наверное, и сами не можете знать, потому что оба эти аэродрома не могут взять.

О.: Несомненно. Наверняка я этого не знаю.

К.: Казалось бы, там должно было уже остаться одно лишь выжженное место – обстреливают так долго. Hо, тем не менее, ничего не происходит.

О.: Есть еще такой момент, который многие упускают. Там есть такие коммуникации и сооружения, которые допускают применение серьезных артустановок, Градов. И еще существует следующий аспект. Известно, что на 2013-2014 гг. была запланирована реконструкция луганского аэродрома. Mногие об этом не знают. Нам приходилось проводить расследование этого момента. Значит, в 2013 году было реализовано порядка 1 млрд 200 млн гривен для реконструкции. Была заменена сигнализация, освещение и т.д., а на 2014 было запланировано удлинение взлетной полосы до 2500 м для принятия более серьезных самолетов. Мы доводили информацию политикам и в Украине, и в России о том, что просто-напросто готовится военная база США. Но, к сожалению, нас не услышали ни в Украине, ни в России.

К.: Были ли еще какие-то факты о подготовке баз США в других регионах?

О.: Я за другие регионы не буду говорить, все-таки я здесь проживал и мне приходилось с этим сталкиваться. Причем, там разбирались специалисты, связанные именно с летным делом, с ВВС, люди компетентные в этом отношении, и они утверждали, что да, готовится системный момент по организации военной базы Америки на территории Украины, причем эта точка находилась как раз в подбрюшье России, и из этой точки можно было доставать города в европейской части России и места проблемного государства Иран.

К.:  Периодически рассказывают про то, что находят массовые захоронения без внутренних органов, но никаких фотографий при этом не прилагается. Есть какие-нибудь факты?

О.: В районе Старобельска есть несколько таких захоронений, к которым пытались проникнуть наши люди, но у них этого не получилось. Местные жители говорили, что они видели своими глазами разделанные трупы людей и в укровской форме, и в форме ополченцев. Hашим людям, в свидетельстве которых можно не сомневаться, к сожалению, не удалось зайти в эти места, потому что эти территории жестко контролировались. Факты такие неоднократно приходилось слышать от местных жителей, но даст Бог после победы мы разберемся.

К.: Применяет ли украинская армия пытки?

О.: Несомненно, применяет. Пытки применяются, это подтверждают те люди, которые побывали в их руках. Tот самый Александр Харитонов, побывавший в застенках СБУ, подвергался пыткам. Он был лидером представителей Луганщины, СБУшники его арестовали и отвезли  в Киев. Eще до всех событий с захватом СБУ, с провозглашением Луганской Народной республики, его задержали и подвергали пыткам. Xоть он и пытается это скрыть, но в узких кругах это известно.

К.: А почему нельзя сказать это открыто, это же не его вина, что его пытали?

О.: Наверное, человек беспокоится о своей жизни.

К.: В плане кого Bы мне это рассказываете? Как ополченец или как православный ополченец, или как?

О.: Как православный ополченец, как человек, который сознательно взял в руки оружие, чтобы отстоять веру, землю своих предков, условия для проживания своих детей и внуков.








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru