Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » » Интересный материал о Русской Весне в Севастополе и в Крыму

Интересный материал о Русской Весне в Севастополе и в Крыму

26.09.2014, 06:55
(голосов: 6)

 

Питерский журнал опубликовал "воспоминания сепаратиста" Вячеслава Горелова о начале "русской весны" в Севастополе.

2014-08-05 11:00:32
внизу линк на полный текст воспоминаний Вячеслава Горелова.

На минувшей неделе в питерском литературно-историческом журнале «Родная Ладога» был опубликован очерк «”Чегевара прилетает утром…” Воспоминания сепаратиста». Автор очерка – Вячеслав Горелов, руководитель одного из конструкторских подразделений Промышленной группы «Таврида Электрик».
Воспоминания основаны на личных впечатлениях автора, посвящены первой неделе «Русской весны» и являются, по всей видимости, первой попыткой в формате журнальной статьи воспроизвести события, которые изменили историю нашего города и историю России.


На сайте Форпост мы публикуем часть этих воспоминаний. С полной версией можно познакомиться, если пройти по ссылке.


«Чегевара прилетает утром…»
Воспоминания сепаратиста

Идея написать эти заметки появилась 18 или 19 марта, во время стремительного и неожиданного по своим последствиям марш-броска Севастополь – Москва – Севастополь. В дороге, во время короткой паузы, мы с Сергеем Кажановым, учредителем и главным редактором сайта Форпост, ставшего (наряду с каналом НТС) одним из рупоров русской весны в Севастополе, попытались восстановить хронологию событий, начиная с 23 февраля. Составили перечень того, что происходило в то памятное воскресенье, кое-что вспомнили из событий понедельника – и всё.

 

Последующие дни смешались в бесконечную вереницу встреч, телефонных звонков, совещаний, поездок, споров. Дневниковых записей мы не вели: на это не оставалось ни сил, ни времени. Кроме того, нам, находящимся в череде событий, казалось тогда, что каждая минута вгрызается в подсознание, и каждую из них мы всегда сможем воспроизвести.

Но нет. Человеческая память не творит чудеса, и сейчас, спустя два месяца после начала событий, можно сомневаться в достоверности этих воспоминаний.

Поэтому автор не претендует на истину в последней инстанции и приносит извинения тем, чей вклад в общую победу по беспамятству или незнанию здесь не представлен или представлен недостаточно. Задача была предельно узкой: по возможности точно зафиксировать личные впечатления, и в некоторых случаях использовать документы, которые удалось собрать и сохранить. Благодарю Дмитрия Жукова, Михаила Чалого, Сергея Кажанова, Виктора Посметного, Александра Караваева – всех, кто сберёг и передал мне документы и предметы, относящиеся к русской весне в Севастополе.

Прежде, чем всё началось

Я вернулся в Севастополь из Москвы 20 февраля. Вечером созвонился с Сергеем Кажановым, узнал, что 21 февраля в 10 часов в условленном месте проводится совещание инициативной группы, состоящей в основном из членов общественного движения «Республика», созданного по инициативе Алексея Чалого в январе 2014 года. Подробности Сергей пообещал изложить при встрече.

21 февраля

Вступительное слово Сергея было коротким. Действующая власть в Киеве была на грани падения. Это могло случиться (а могло и не случиться) в ближайшие дни и даже часы. Несмотря на большое число неясных исходных данных, на ближайшее воскресенье Алексей Чалый предложил нам запланировать проведение общегородского митинга с условной повесткой «О политической ситуации на Украине». Для проведения митинга требовалась подготовительная работа, в том числе оформление заявки.

Почти всю техническую сторону по организации митинга взял на себя Михаил Чалый. Моя же «боевая» задача состояла в том, чтобы сообщить Ленинской районной администрации о проведении мероприятия – действовал уведомительный порядок. Заявку решили оформлять от имени Учреждения объединение граждан (УОГ) «35-я береговая батарея».


Сразу после совещания (оно закончилось в начале двенадцатого) я поехал на 35-ю береговую батарею, где находился Валерий Иванович Володин, директор Музейного историко-мемориального комплекса и руководитель УОГ. Он знал, в каком формате готовятся подобные документы. Составили, распечатали, подписали, поставили печать. С двумя экземплярами заявки я направился в центр города.

Примерно в 13 часов оказался на улице Советской и был допущен охранником в общий отдел Ленинской райгосадминистрации. Но там в тот день явно было не до нас: во-первых, затерялся какой-то важный документ, и сотрудники были увлечены поисками. Во-вторых, это был предпраздничный день, в чиновных коридорах витал запах шампанского и салатов.

Наконец, дело дошло до меня. Уважаемая дама из общего отдела прочла документ, но сразу же отметила две ошибки и зарегистрировать его отказалась. Мы с В.И. Володиным очень спешили, и в тексте заявки на проведении митинга вместо того, чтобы обратиться к Румянцеву О.В. (председателю Ленинской райгосадминистрации) обратились к Истягину И.А. (председателю Ленинского районного совета депутатов), Кроме того, мы не указали, что местом проведения мероприятия является площадь Нахимова, а численность участников заявили в пять тысяч человек. «Вы представляете, сколько милиции нужно будет вывести, чтобы обеспечить правопорядок?» Я не представлял, но согласен был внести любые правки, лишь бы получить на нашем экземпляре заявки заветный входящий номер.

Тем временем В.И. Володин созвонился с заместителем начальника УМВД полковником Гаврилюком Виктором Ивановичем и проинформировал его о подготовке заявки для проведения митинга. Получил ответ: «Все сотрудники трудятся без выходных, нам только митинга не хватает!». Тем не менее, заверил, что если будет согласование, то милиция свою работу по обеспечению правопорядка и безопасности выполнит.

От Михаила Чалого периодически раздавался звонок с единственным вопросом: «Есть разрешение?» Время катастрофически истекало. Рядом с Михаилом сидел Олег Ткаченко, готовый при наличии согласованного уведомления о проведении митинга начать работу по технической подготовке: монтаж сцены, озвучка, изготовление российских флагов и т.п. Следовало также оперативно получить «добро» на подключение усилительной аппаратуры к электропитанию от силового щита на пл. Нахимова, который обслуживается Севастопольэнерго. За это дело взялись В.И. Володин и Жуков Олег Юрьевич, главный энергетик музейного комплекса.

После отказа зарегистрировать заявку на проведение митинга пришлось бешеным аллюром мчаться на 35-ю батарею и вместе с Валерием Ивановичем переписывать текст. Исправили адресата на Румянцева О.В., указали, что митинг будет проводиться на площади Нахимова с 16.00 до 19.00. Вместо пяти тысяч предполагаемых участников митинга указали «до 2 тыс. чел.».

 

Было понятно, что это число будет многократно превышено, но будущая реальность нас уже не интересовала. По возвращении в присутственное место я не сразу был допущен в общий отдел: нарядные ухоженные женщины поздравляли героических мужчин, все были в приподнятом настроении и слегка подшофе. Знали бы чиновники, с каким нетерпением и для какой цели ожидал их возвращения в кабинеты последний посетитель той предпраздничной пятницы!

Буквально накануне закрытия Ленинской районной администрации в правом нижнем углу нашей заявки на проведение митинга появился заветный входящий номер: 25/753. Любопытно, что первое число нашего исходящего (№ 25/02/14) совпало с первым числом входящего.

Вечером В.И. Володину удалось решить вопрос по подключению оборудования сцены к электрощитку, расположенному на площади Нахимова. Приём заявок на подключение завершался в 16 часов, но специалисты Севастопольэнерго согласились ждать до 16.30. Фактически же Валерий Иванович смог приехать лишь в 17.20. Дежурный на проходной сообщил, что заявку необходимо опустить в специальный ящик. Это означало, что работа по подключению оборудования для проведения митинга будет сорвана. К счастью, именно в это время через проходную выходили В.Д. Дегтяренко, начальник производственно-технического отдела, и С.Н. Головин, начальник районных электрических сетей.

Услышав разговор Володина с дежурным и узнав о проблеме, требующей срочного решения, они вместе с Володиным вернулись в здание и сопроводили его к В.А. Шульженко, техническому директору Севастопольэнерго. Несмотря на то, что установленный порядок рассмотрения заявки был нарушен, Виктор Анатольевич под гарантию будущей оплаты дал «добро» на выезд аварийной машины для подключения электропитания.

Дважды в тот день нам удалось подписать нужные заявки в последние минуты. Случайности начинали складываться в закономерность.

Итак, русская весна в Крыму и Севастополе началась с документа, который был составлен на 35-й береговой батарее. Победный, завершающий этап третьей севастопольской обороны был освящён мужеством защитников города.

Порой пытаются утверждать, что Севастополь незаслуженно носит звание города-героя. Основной аргумент: две обороны, первая 1854-1855 гг. и вторая 1941-1942 гг., закончились тем, что город перешёл в руки неприятеля. С теми, кто так считает, спорить бессмысленно. Слова декабриста М.А. Бестужева об итогах севастопольской эпопеи: «…Севастополь пал, но пал с такою славою, что каждый русский должен гордиться таким падением, которое стоит блестящих побед» – это не для них. Ущербные умом и нищие духом, они никогда не осознают, что 23 февраля 2014 года на площади Нахимова рядом с севастопольцами стояли наши героические деды и прадеды. Они стояли в тяжёлом молчании, и в их глазах читался немой вопрос: «Когда-то мы на этой земле сделали всё, что было в человеческих силах. Когда-то мы сделали больше, чем человеку подвластно. А вы – сможете?»

Кто знает, не в том ли был высший смысл свершений русского солдата и матроса, чтобы спустя много лет, когда возник уникальный шанс вернуть Севастополь России, эти свершения и эти люди незримо встали за нашей спиной – встали, и не позволили отступить?!

22 февраля

Состоялось ещё одно совещание, посвящённое организации митинга. Оно ничем примечательным не запомнилось, кроме одного: нам был совершенно неясен сценарий его проведения. Было много идей и много споров, которые только усугубляли всеобщий раздрай. Всё зависело от того, с какими идеями приедет в Севастополь Алексей Чалый.

Несколько дней спустя, когда революция была в разгаре, Сергей Кажанов зашёл по каким-то делам на «конспиративную квартиру». На столе в хаотическом беспорядке лежали оставленные нами записки. Часть для обеспечения секретности была порвана, их потом пришлось склеить. На одной из записок удаётся прочитать: «Чегевара прилетает утром 23 февраля (встретить)». Че Гевара – это Алексей Михайлович Чалый.

Мы с Сергеем задумались над тем, чтобы встретить Чалого в аэропорту Симферополя. В таком случае по пути в Севастополь, а это примерно полтора часа, мы смогли бы обсудить разные варианты развития событий. Требовалась ещё одна машина, чтобы мы, приехав на ней в аэропорт, на обратном пути ехали вместе с Чалым. Этот вопрос решить не удалось, но верно говорят, что хорошие идеи единовременно посещают многих.

Вечером 22 февраля мне позвонил Александр Кулагин, предложил встретиться, ибо «разговор не телефонный». Через полчаса мы уже сидели в его машине, припаркованной у бывшего кафе «Херсонес», что на углу проспекта Гагарина и улицы Ерошенко. Нынешнее название заведения, пиццерия «Челентано», среди старожилов Туровской слободы, она же Стрелецкая, приживается неохотно.

Саша задал вопрос: « Не считаешь ли ты, что Алексея Михайловича в нынешней ситуации нужно охранять? Давай встретим его в Симферополе». Вряд ли мы могли эффективно охранять, не имея для этого ни спецсредств, ни надлежащей подготовки (хотя сопровождение – это уже дополнительный залог безопасности), но встретить было полезно. Созвонились с Сергеем Кажановым и договорились, что втроём выезжаем в Симферополь в воскресенье в половине восьмого.

23 февраля

Около девяти утра мы были в аэропорту. По пути в Севастополь Алексей Чалый изложил план действий. Он состоял из трёх основных положений: а) на митинге мы предлагаем севастопольцам избрать Алексея Чалого советником главы городской государственной администрации Владимира Яцубы, при этом глава города остаётся на своём посту и продолжает заниматься обеспечением жизнедеятельности; б) мы заручаемся поддержкой севастопольского «Беркута», который становится силовым прикрытием наших дальнейших действий; в) мы привлекаем на свою сторону севастопольскую милицию. Каждый из этих пунктов имел свои нюансы, раскрывать которые нет потребности. Но, главное, запомнились слова Чалого: нам нужно продержаться минимум одну неделю. Если продержимся две – хорошо, три – отлично. На более длительную перспективу мы не загадывали.

Минут через тридцать после нашего отъезда из Симферополя у Сергея Кажанова появилась информация, что в Севастополь уже назначен и выехал новый начальник УМВД из Западной Украины. Это соответствовало законам жанра: новая власть должна была укрепить «взрывоопасный» город своей креатурой. Сведения, однако, не подтвердились. Вообще те несколько дней, пока матерь городов русских приходила в себя от горящих шин и смертоубийства, а депутаты почти единогласно штамповали новые законы, не обращая внимания на Севастополь, оказались для нас очень даже нелишними.

Но главное, что я лично для себя вынес из этой короткой поездки: у человека всегда есть выбор. Ты можешь остаться рядом с соратниками, а можешь сказаться больным и отлежаться дома. В феврале некоторые политики, депутаты и чиновники как в Киеве, так и, увы, в Севастополе внезапно и остро занедужили. Это понятно: конец зимы, организм ослаблен. Но выбор есть всегда.

В Севастополе нас ожидал Вадим Колесниченко, депутат Верховной Рады. Поздоровались, я попытался пошутить: «А вот и один из тех, кто уже оказался в списке из двадцати пяти» (накануне новоиспечённая киевская власть составила список из 25 человек, которые подозревались в якобы преступлениях против якобы государства. – В.Г.). Вадим Васильевич невесело улыбнулся.

План, который мы оговорили по дороге из Симферополя, разрушился в мгновение ока: а) Яцуба на звонки не отвечал, б) «Беркут» после предательства властей на короткое время, по всей видимости, оказался деморализован, в) милиция лишь пообещала нейтралитет (впрочем, и то хорошо). Срочно собрали инициативную группу.

Все понимали, что накал страстей в городе велик, ожидания запредельные, и мы не имеем права «слить» протест. Он либо перейдёт тогда в неконтролируемую фазу, либо угаснет, и мы никогда больше нужное нам количество людей на площадь не выведем. Случится непоправимое – мы навсегда потеряем доверие.

До митинга оставалось два с половиной часа. Сильного решения не было. Как промежуточный вариант промелькнула такая идея: составить, зачитать и принять общим голосованием обращение к президенту Российской Федерации с просьбой о поддержке и защите Севастополя. Но тут слово взял Борис Дмитриевич Колесников, адвокат и правозащитник.

Я восхищаюсь хорошими юристами. Почти любую ситуацию они юридически безупречно или почти безупречно могут выкрутить к нужному результату. И вовсе не потому, что юристы продажны, изворотливы, лживы или «закон что дышло». Дело в том, что совершенной, безукоризненной правовой системы, видимо, нет и быть не может. В любой системе существуют лазейки, оставленные законодателями намеренно или случайно, которые можно использовать к вящей пользе одной из сторон, истца или ответчика.

Итак, слово взял Борис Колесников.

Он напомнил, что Севастополь лишён права избирать мэра, поскольку не существует закона о городе Севастополе и его самоуправлении. «А что, если, – предложил Борис Дмитриевич, – на митинге народной воли нам прямым и общим голосованием избрать мэра?»

Этот вариант, конечно, был небезупречен. Некая, никем и ничем не уполномоченная инициативная группа, на городской площади простым голосованием предлагает избрать руководителя города. Был и ещё один вопрос – мэром формально украинского города предлагалось избрать Алексея Чалого, гражданина Российской Федерации. Одолевали сомнения, но Борис Колесников произнёс убийственный аргумент: «Правовое пространство Украины уже настолько разрушено киевским майданом, что мы также имеем все основания поступать вне правового пространства». Возразить было нечего, но главное решение – возглавить революцию – было за Алексеем Чалым.

Полчаса, которые для этого потребовались, показались вечностью. Про такие случаи говорят «Лучше два часа слишком быстро, чем одна минута слишком долго». В передаче «Прямой эфир с Борисом Корчевниковым», которая двумя блоками вышла на канале РТР 14 и 15 апреля, Алексей Чалый подробно рассказал, сколь непросто он принимал на себя столь тяжкую ношу. Мне же запомнились такие его слова: «Вы меня – как лейтенанта Шмидта… Ладно. Давайте попробуем».

Приступили к разработке сценария. Важно было не затягивать митинг, провести его коротко, но сказать и сделать самое главное. Мы понимали, что на сцену потянутся многие, причём некоторые лишь для того, чтобы о себе напомнить. Поэтому решено было так: сначала мы достигаем главной цели, организуем избрание Алексея Чалого народным мэром, а потом предоставляем слово всем желающим. Вести митинг взялся Игорь Соловьёв. Чтобы предложить кандидатуру Алексея Михайловича, а потом зачитать резолюцию, требовался твёрдый командирский голос – им обладал Донец Григорий Григорьевич. Сценарий включал лишь четыре или пять выступлений, не более.

Не помню, участвовал ли я в разработке резолюции. Скорее всего, да, поскольку текст хорошо знаком, но на моём ноутбуке его электронная версия загадочным образом не сохранилась. Примерно за час-полтора до начала митинга мы с Татьяной Сандуловой уехали на площадь Нахимова, чтобы проверить музыкальное сопровождение, с собой взяли флэшку с записями патриотических песен и севастопольского гимна.

В тот день накануне митинга народной воли состоялась сессия горсовета, которая должна была выразить своё отрицательное отношение к захвату власти в Киеве и принять решение о создании в городе исполкома, как было постановлено на состоявшемся в Харькове съезде депутатов Юго-Востока Украины. Но горсовет чётко свою позицию не заявил, он лишь принял постановление № 7146 «О проведении местного референдума». На подготовку такого мероприятия уходят недели. В условиях быстро развивающихся событий это означало, что Севастополь сдавался Киеву. Беззубая позиция депутатов оказалась как нельзя кстати: проезжая по улице Ленина, мы с Татьяной видели, как разочарованные люди переходили от здания горсовета к сцене, установленной на площади Нахимова.

Передали флэшку. Зазвучали песни, в том числе «Вставай, страна огромная», а также смонтированное для этого мероприятия обращение к севастопольцам. Оно имело такой же эффект, как некогда церковный набат. Кстати, примерно за полчаса до начала митинга должны были ударить колокола севастопольских храмов, но лишь случайность этому помешала. Молитвенную же поддержку благочинного севастопольского округа протоиерея Сергия (Халюты) мы чувствовали постоянно.

Площадь быстро заполнялась народом. Потом места стало не хватать. Люди стояли на прилегающих улицах, на Мичманском бульваре, кто-то поднялся на постамент памятника Нахимову – такого количества людей я никогда ранее не видел. Оценки, которые прозвучали в СМИ, таковы: от 25 до 35 тысяч. Если взять среднее значение, 30 тысяч, это означает, что на площади Нахимова 23 февраля был едва ли не каждый десятый житель Севастополя.

Игорь Соловьёв, Сергей Кажанов и Ольга Тимофеева выехали на мероприятие минут за тридцать до начала, но по дороге сломался старенький «Форд» Соловьёва. Ребята откатили машину на обочину, схватили такси и помчались на площадь Нахимова. Игорь и Ольга поднялись на сцену, ожидая выступающих. Вскоре, в нарушение всех наших планов, просочились через охрану и явили себя миру председатель горгосадминистрации Владимир Яцуба и председатель городского совета Юрий Дойников. Поступок вполне объяснимый: «Если безобразие нельзя предотвратить, его необходимо возглавить». Чтобы не допустить руководителей города к микрофону, Игорь заслонил его собой, и стоял, проявляя железное хладнокровие, до прибытия Алексея Михайловича. Люди, которые видели сцену лучше меня (я стоял сбоку, со стороны лестницы) потом рассказывали, что заметили лёгкую толкотню у стойки с микрофоном, но не понимали причину происходящего. Причина была проста: избрание Алексея Чалого народным мэром Севастополя нужно было провести по нашему сценарию, и никак иначе. Не знаю, как у Игоря и Ольги, у меня сердце колотилось бешено: судьба Севастополя ещё не решалась, но судьба протестного митинга решалась точно.

Цель была достигнута: имя Алексея Чалого в городе было известно почти всем, репутация – безупречна. Когда Донец Григорий Григорьевич при голосовании, следуя демократической процедуре, спросил «Кто воздержался?», поднялась и сразу же опустилась чья-то вялая рука: скорее всего, кто-то не успел её поднять, голосуя «За». Поэтому можно смело сказать, что решение об избрании Алексея Чалого руководителем города было принято собравшимися на площади единогласно. Завершающие слова Чалого на этом митинге были простыми: «Спасибо за доверие. Я пошёл трудиться».

Помнится выступление Яцубы, его встреченный неодобрительным гулом призыв сохранять единство Украины и попытка припасть на правое колено в знак верности городу. В ответ раздалось реденькое «Не надо! Верим!». Не любит наш народ показушные эффекты. Не любит – и не напрасно, как показал последующий день.

Резолюция митинга народной воли

1. В настоящее время на Украине произошёл государственный переворот. Власть захватили украинские националисты, которые немедленно начали репрессии против работников милиции и политических оппонентов.
2. Деятельность Верховной Рады нелегитимна. Севастопольцы её не признают. Чтобы вернуть ситуацию в законодательное поле, мы требуем от депутатов Верховной Рады фракций Партии регионов и Коммунистической партии Украины сложить свои полномочия. Своё решение от имени Севастополя доводим до регионов Украины и Автономной республики Крым.
3. Поручить избранному городскому голове незамедлительно приступить к формированию городского исполнительного комитета, отрядов поддержки охраны правопорядка и создание муниципальной милиции в целях обеспечения нормальной жизнедеятельности города.
Севастополь
23.02.2014

Единственный сохранившийся и распечатанный на принтере экземпляр резолюции передал мне Донец Григорий Григорьевич, который срывающимся от волнения голосом зачитывал этот текст 23 февраля. На листке сохранились рукописные пометки:

Алексей Михайлович Чалый. Ув. севастопольцы! Предлагаю избрать городским головою Алексея Михайловича Чалого! Предлагаю всем, кто готов защищать город и помочь в поддержании общественного порядка, записаться вот здесь за столами (за сценой были установлены столы и организована запись в отряды самообороны. – В.Г.).

После основной части митинга, пока выступали другие желающие высказаться, на территории спортклуба КЧФ в течение часа или более шли консультации Алексея Чалого с экспертами, которых важно было привлечь к управлению городом. В их числе были В.В. Аксёнов, Е.Б. Алтабаева, В.А. Оганесян. Но этого было мало. Требовалось сделать второй шаг: войти в административные здания. Для этого следовало дождаться окончания выступающих, иначе люди с площади могли потянуться за нами и, в случае запертых дверей, начать штурм. Наконец, с началом сумерек митинг завершился, севастопольцы стали медленно расходиться, а мы направились к зданию горсовета.

Как и следовало предполагать, двери были заперты. Кто-то уже стал пробовать их на прочность, но присутствие Вадима Колесниченко оказалось полезным: депутату Верховной Рады отказать было сложно, охрана пропустила с ним Алексея Чалого и ещё несколько человек. Потом эту же операцию мы повторили у здания горгосадминистрации – там, правда, милиционеры довольно долго суетились и бегали вверх и вниз по лестнице, консультируясь с кем-то, но в здание всё же удалось войти без разбитых стёкол и выломанных дверей.

 

Революция в Севастополе в этом отношении была необычной, а внешнее проявление страстей умеренным. Единственное разбитое стекло на моей памяти – это вывеска Севастопольской городской государственной администрации на украинском языке. Она пострадала вечером 16 марта, в день референдума, и то по-глупому. Как говорится, «при невыясненных обстоятельствах».

Как и о чем шли переговоры Алексея Чалого после митинга – мне неизвестно. Таковое есть предмет грядущих жизнеописаний. Эти воспоминания в основном лишь о том, чему автор был свидетелем и в чём участвовал.


Избрание Алексея Чалого народным мэром Севастополя на общегородском митинге 23 февраля стало первой победой.

С полной версией можно познакомиться, если пройти по ссылке. http://rodnayaladoga.ru/issues/2014/issue_03_14.pdf

Источник

 

 

 








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
  • trumuniser

  • 26 сентября 2014 10:54
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
Севастополь - единственный город мощно выступивший против хунты.
  • S_Alan

  • 26 сентября 2014 11:21
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 19.08.2014
  • Статус: Пользователь offline
  • 71 комментарий
  • 0 публикаций
^
Цитата: trumuniser
Севастополь - единственный город мощно выступивший против хунты.

Не мощно, а согласованно. А так были и помощнее выступления, но -- ушли в пустоту.
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 27.07.2014
  • Статус: Пользователь offline
  • 698 комментариев
  • 0 публикаций
^
Русская Весна-Что дальше?

Конечно, Русское Лето, Русская Осень, Русская Зима!!!

Дальше-НАШЕ РУССКОЕ ВРЕМЯ.
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 3.09.2014
  • Статус: Пользователь offline
  • 145 комментариев
  • 0 публикаций
^
Уважаемая дама из общего отдела прочла документ, но сразу же отметила две ошибки и зарегистрировать его отказалась. Мы... очень спешили, и в тексте заявки на проведении митинга вместо того, чтобы обратиться к Румянцеву О.В... обратились к Истягину И.А. (
Однако! Сколько формальностей надо соблюсти , чтобы сделать революцию!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru