Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » » ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

26.09.2014, 06:18
(голосов: 2)

Художественное произведение.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Глава шестнадцатая. Дом Павлова

Мы с В.В. летим над трассой РО 2. Пролетаем над Вышгородом, Лютежем, вот и Дымер... Блииинн...Здесь, где-то у родителей была дача. Пацаном столько времени проводил на Киевском море...
Прямо под нами остановился "Форд". Семья, четыре человека. Мужчина, женщина и две маленькие девочки. Срывают с себя одежду и прямо у нас глазах обращаются... и вот уже на своих четырех, галопом догоняют стаю. Дарвин наоборот...
Дальше по РО 2... Катюжанка, Иванков... Дорога забита брошенным автомобилями, а впереди серая масса, виляющая красными задами...


Мы уже над Чернобылем. Сверху он кажется таким зеленым...
- Куда нам, В.В.?
- Следуем за стаей, они нас выведут на завод...
В.В. прав... Впереди целое море обезьян. Они кружат возле трехэтажного здания.

Тут и там видны вспышки огня, дым этих проклятых покрышек. Как же они мне уже надоели...

Медленно снижаемся. Над нашим головами пролетает что-то шумное и большое...
Не могу поверить своим глазам... Советский ПО-2. Немцы еще называли их «кофемолками». За штурвалом женщина в гимнастерке с погонами лейтенанта. Она пролетает совсем близко. Разглядываю ее лицо...

Это же Баба Яга!
За ней еще два самолета, приветственно кивают нам крыльями со звездами. И в них тоже Бабки Йожки. Одна летит с нами параллельным курсом. Почему-то улыбается и грозит мне скрюченным от ревматизма пальцем: "Ну, ты и охульник!"
Я сразу все понял: "Дамочка! Все не так, как видится. Это у меня пропеллер!"

Да, куда там... "Дамочка" с ревом: "Мама! Я летчика люблю" резко пикируют в толпу бандерлогов... Взрывы бомб, грохот пулеметов... Там,где пролетели самолеты бандерлогов уже нет...
Но еще минута, другая и новая волна накатывает на завод Павлова.
То, что это, именно завод, мы поняли по дыму из трубы. Завод работает!

Мы еще ближе подлетаем к зданию. Окна забаррикадированы. Внезапно одно открывается и толпу обезьян заливает волна огня.Страшный грохот, вопли...
Это же Змей Вольфович! "Катюша" ты наша родная... Видишь, опять пригодилась... Все три головы выпускают смертоносный огонь.



Да, что же это такое? Нечисть против обезьян?

Мы уже в здании, всюду дым, гарь... В вразвалочку подходит мужик. Лицо обожжено, вместо правой руки протез, глубоко надвинутая ковбойская шляпа. Левой отдает честь:
- Хай, чиф. Командир пятой интербригады нечисти Фредди Крюгер. Мои заместители: командир английского батальон бригады, Джек-Потрошитель и его комиссар мистер Джекиль – англосаксы подходят, здоровкаются за руку, косясь на мой внешний вид.

 

- А это командир американского батальона доктор Ганнибал Лектор. Здесь много наших. Мы прибыли по зову совести. Не можем спокойно смотреть на бардак, творящийся сейчас по всему миру. По последним сведениям – Чернобыль последний оплот человечества. Мы пришли на помощь нашим русским братьям. Ведь мы сражаемся не только за вашу, но и за нашу свободу.Если не будет вас, то и мы исчезнем...
Мы все здесь, как одна семья, отстаиваем суровую правду жизни.
Все очень рады вашему прибытию. Нашей бригаде давно не хватало руководящей и направляющей роли положительных героев. Все очень рады вашему прибытию. Нашей бригаде давно не хватало руководящей и направляющей роли положительных героев. Все очень рады вашему прибытию. Нашей бригаде давно не хватало руководящей и направляющей роли положительных героев. Все очень рады вашему прибытию.Нашей бригаде давно не хватало руководящей и направляющей роли положительных героев.
Все очень рады вашему прибытию. Нашей бригаде давно не хватало руководящей и направляющей роли положительных героев.

Здесь много и ваших: русских, украинцев, пионеров. Отчаянные и боевые хлопцы. Одна проблема с ними: твои соотечественники не признают никакой военной дисциплины. Можешь поговорить с ними? Смотри, что творят...
С десяток наших вурдалаков, одетых в тельняшки и с криками: «Бей спидатых!», кидаются в кучу бандерлогов. Присасываются к ним, высасывают из них все, что попадется под зубы... Одного, другого, третьего... и пьяные от крови тут же засыпают на трупах бедных животных...

- Вот видишь, я об этом говорю, никакой дисциплины... Нажрались, и больше им нет ни до кого дела. Махновщина какая-то. Ведут себя, как русские туристы в Турции. В первый же день набухаются и отходят только в день отлета. Думаю назначить командиром роты вурдалоков камарада Брэма Стокера. Это проверенный шотландский товарищ. Он сможет навести порядок.

Из здания выскакивают какие-то ужасные волки, подхватывают морячков-вурдалаков и тащат назад в здание.
- Хорошо что у нас есть группа вервольфов. Это немецкий батальон им.Тельмана. На них всегда можно положиться. Вытащат из огня, прикроют. Одно слово, немцы...

Двери открываются и на крыльцо выкатывают в инвалидной коляске какое-то чмо болотное. Присматриваюсь... Это же ВИЙ! Огромные веки опущены вниз...

- Сейчас хочу похвастаться нашей новой разработкой. Над ней работал сам Гоголь в своей шарашке. Смотри что придумал писатель, чтобы сделать этого придурка боеспособным...

Перед креслом монстра появляется Линда Блэр, девочка из фильма «Изгоняющий дьявола». Она начинает танцевать, сексуально изгибаясь... Голова ее эротично поворачивается на 180 градусов.
Вий зашевелился, веки начали медленно подниматься. Короткие похотливые ручки тянутся к несчастному, невинному подростку... еще поворот на 180 градусов.
Несчастная девочка начинает своим хриплым и очень нежным голоском грязно матюкать урода на древнеарамейском. Всееее... Вий возбудился... Его веки поднялись...

Девочка ловко отскакивает в сторону. Теперь взгляд Вия направлен на скопище обезьян. Вопль ужаса... и с десяток несчастных тушек застывает навечно...
Из дома выбегают тельмановцы и охапками тащат обезьян в здание.
- Зачем они вам? - Для технологического процесса.

Глава семнадцатая. Мыло

Фредди приглашает нас с ВВ следовать за ним. Должен заметить, что с момента нашего прибытия в дом Павлова, ВВ не произнес ни слова. Я его понимаю - к такому нужно привыкнуть...
Поднимаемся на второй этаж. Здесь расположен цех по изготовлению того самого земляничного мыла.
Заходим в цех. Шум, гам, как на заводе «Арсенал». Кругом шныряют карлики и гномы в фартуках. Фредди подводит к нам высокого мужчину
- Разрешите представить - завпроизводством, доктор Франкенштейн. Мы здороваемся. Приятной наружности молодой человек. Теперь нашим гидом является он
- Господа, позвольте объяснить вам технологию данного процесса. Мыло получают, когда кипятят жиры и масла наших врагов вместе с щелочью. Мы сначала варим жиры и щелочь в огромных котлах: процесс этот называется «омыление». Когда мыло почти готово, в котел мы добавляем мозольную соль наших врагов. Мыло поднимается до самых краев котла, а соляной раствор, содержащий глицерин, песок (сыплющийся из наших врагов) и избыточную щелочь, оседает на дне.
Мы сливаем его, и всю операцию повторяем пять или шесть раз, добавляя воду или щелочь до тех пор, пока весь жир не превратится в мыло.
- А можно вопрос? Каким образом вы добываете жир врагов?
- Лучше вам этого не знать... Есть еще вопросы? Больше нет?-он косится на мой пропеллер - тогда я продолжу...
Полученное мыло взбивают, добавляя различные компоненты: красители, ароматические, смягчающие и предохраняющие вещества, до тех пор, пока не образуется однородная масса. В нашем случае компонент с ароматом земляники. Мы следуем рецепту генерала Судоплатова. После этого из растопленного мыла делают соответствующие бруски. Их охлаждают и складируют. Чем дольше устоит дом Павлова, тем больше мыла мы сможем наварить. А это пока единственное оружие против бандерлогов.


 

Глава восемнадцатая. КАМАНДАРМ и его комиссар

Фредди продолжает знакомить нас с обитателями дома Павлова. Подымаемся на чердак. Здесь в позе снайпера, широко раскинув ноги на животе лежит мужик. Увидев своего командира, вскакивает и отдает честь.
- Вольно, я представляю вам товарищи еще одного американца. Лучший снайпер всех времен и народов – Ли Хаври Освальд. Как дела камарад Освальд
- Разрешите доложить. Появился новый подвид этих козлов. Отличаются более мясистой красной жопой и желтизной глаз, как при желтухе. Они руководят остальными красножопыми. Зажигают им "молотовы", готовят камни, строят катапульты. Уже подстрелил парочку таких гнид.
- Нужно будет взять одного такого языка... Выпытать, что он за "ху из ху".

Опять спускаемся на первый этаж. Командир пятой интербригады подводит нас к комнате с табличкой «отдел главного технолога».

- А здесь у нас штаб бригады - Фредди без стука заходит в комнату. Мы с ВВ следуем за ним.
На огромном письменном столе разложена карта местности. Красные и синие стрелки указывают направления движения войск. Но сейчас карта используется не по назначению. На ней стоит литровая бутылка буряковой самогонки. Три мутных стакана, молодой лук, редиска, сало и горбушка черного хлеба. Счастливые обладатели всего этого богатства склонились над картой. Со стороны может показаться, что они совещаются. На самом деле высокий, костлявый мужчина в очках и в советской форме довоенного образца разливает самогон по стаканам.
- Это начальник штаба нашей бригады, генерал Власов, очень талантливый командир. А те двое - его заместители: командарм Чапаев и генерал-майор фон Клаузевиц - представляет военных Фредди.

Власов подымает на нас чуть выпуклые из-под очков глаза, оценивает и провозглашает тост: "За нашу победу, товарищи!"
Начальник и один из заместителей (понятно, который) лихо опрокидывают стаканюрки. Фон Клаузевиц уже весь зеленый, пытается что-то объяснить, но генерал Власов строго на него смотрит, и бедный пруссак пригубливает вонючее пойло...
Власовец смотрит еще строже
- Ты, штымп фашистский, не хочешь пить за нашу с тобой победу?!?!?!
- Я не есть stumpf, я не есть тупой!

Великий немецкий стратег отчаянно мотает головой, отбрыкивается, стонет... Тихо шепчет: "Их бин больной, бииитттееее"...
Но все напрасно. Коллектив, осуждающе смотрит на генерала: это тебе не книжки умные про войну писать, пей, давай!
И это произошло... У бедняги сразу пошел дым из ушей, глаза вылезли из орбит, волосы стали дыбом... Все одобрительно крякают... Наши человек!

Работа в штабе продолжается. Генерал Власов читает донесения разведки и решает, кому он должен сдаться в первую очередь: макакам или шимпанзе?
Чапаев, вооружившись тремя сырыми картофелинами учит Клаузевица, как нужно воевать. Он, как наперсточник, переставляя картошки, объясняет немцу маневр его дивизии под Бугульмой... Через пару минут все картошки съедены. Красная Армия победила... Мы тихонько выходим из штаба, не хотим мешать ходу мысли наших стратегов.

Рядом со штабом находится дверь с табличкой "Медпукт". Маленькая комната завалена нечистью... Вурдалаки лежат штабелями вперемешку с упырями. Все стонут, охают и безостановочно чешутся.
Высокий мужчина в белом халате и с ооочень длинной бородой подходит к нам, козыряя:
- Карабас Барабас, военврач бригады. Указывает на длинноносого мужчину, склонившегося над микроскопом – фельдшер Дуремар.
- Товарищи Барабас и Дуремар очень нам помогают – объясняет Фредди,- когда к ним поступают инфицированные бойцы, военврач Барабас окутывает их своей длинной бородой. Все вши перепрыгивают на нее. Клиенты спасены. Камарад Дуремар прошел переквалификацию, и теперь из охотника на пиявок он превратился в следопыта по бровям и усам. Он выискивает вшей и блох у раненных бойцов в этих органах тела.

В данный момент камарад Дуремар занимался усами комдива Чапаева (как он успел здесь оказаться?). Фельдшер внимательно склонился над красным командиром, и пинцетом выискивает происки врагов на растительности Василия Ивановича.
Мы с уважением смотрим на этих бескорыстных и смелых людей...

- Фредди – спрашиваю его, когда мы выходим из медпунтка - а почему вы все это нам показываете и рассказываете?
- Как же. Теперь ВЫ - наш командующий ограниченным контингентом потусторонних сил Земли.
- Но я никогда никем не командовал, разве что пару-тройку раз заставлял некоторых женщин делать кое-что такое, о чем до сих пор не сожалею...
- Вот видите. Раз женщину сумели заставить, значит и с нами чертяками, справитесь, КАМАНДАРМ
- А можно я буду твоим комиссаром? – вдруг ни с того ни с сего спрашивает ВВ
- Сочту за честь камарад Лобановский.

Командир и комиссар продолжают осмотр своего войска. Через щели в ставнях подсматриваем за ходом боя: к толпе бандерлогов огромными прыжками приближаются собаки Баскервиля: глаза горят, слюна брызжит из пасти. Эти дети болот сходу перегрызают горлянки подвернувшимся бандерлогам. За собаками Баскервиля трусят собачки Плэйшнера. Они по-меньше, но тоже очень злые и вредные...

Перед воротами дома Павлова стоит видный мужчина с черной повязкой на глазе и поливает врагов с двух рук из автоматов. Кутузов! Неее... У Кутузова повязка была на правом глазу, а у этого на левом... Значит Моше Даян! Лучший друг египетскихкомсомольцев.
Рядом плечом к плечу с ним какой-то арабский дервиш, похожий старика Хоттабыча. Да, нет же, это – Осана бин Ладен, национальный герой Нью-Йорка. Он пускает горящие бумажные самолетики в толпу обезьян. Самолетики врезаются в бандерлогов и взрываются. Ай, да Беня, ай да сукин сын!

Из толпы бандерлогов, отстреливаясь в нашу сторону бежит здоровенный, лысый мужик. Он чем-то похож на Хрущева, только повыше ростом и уже давно исключен из КПСС.
Фредди перехватывает мой взгляд
- Это командир взвода разведчиков сержант Чикатило. Он у нас главный по "языкам". Одна беда с ним: практически, никогда не приводит их с языками - съедает по дороге... А так - отличный воин!
 

Тут и там шныряют павлики морозовы с мальчишами-плохишами. Они подбирают все, что плохо лежит и тащут в дом... Один из павликов, запыхавшись подбегает к нам
- товарищ КАМАНДАРМ, тут до вас пришли, пойдемте, и тянет за пропеллер вниз, в подвальное помещение.

Здесь темно, свет еле пробивается сквозь лампочку Яблочкина. Из темноты нам навстречу выходит очень высокий человек... или это не человек?
- Разрешите доложить. Группа внегалактических интернационалистов в составе трех особей прибыла в ваше распоряжение. Командир батальона Сэмэн Предатор. А это, - кивает в темный угол - товарищ «королева чужих». По определенным причинам, она не имеет права назвать свое настоящее имя. С ней уорент-офицер Эллен Риппли.
Раздается специфический звук отрыжки, и из «королевы», как чертик из шкатулки,  выпрыгивает Сигурни Уивер...

Сэмэн продолжает:
- Мы не можем спокойно смотреть со своей Альфы-Центавры, шо тут у вас робытся. Хотим мочить этих гадов прямо в сортире...

 

Глава девятнадцатая. Новый прикид

Мы с комиссаром наблюдаю за боевыми действиями с чердака здания. Освальд продолжает отстрел желтоглазых.
Бой в самом разгаре. Морячки сосут кровь только по команде Стокера и дисциплинировано отступают назад.

Вий снова возбужден и действует безотказно. Инопланетяне строго знают свое дело. Особенно выделяется «королева». Она беспощадна к врагам, ее подруга Сигурни ласково чешет ей брюхо после каждого перекушенного напополам бандерлога.

В воздухе у нас полное превосходство. Наши девушки мужественно врезаются в ряды врагов. У летчиц прибавление. Открылся второй украинский фронт. Это панночка на своем гробике таранит, крошит, месит загарбныкив. Короче, пока держимся...


- Товарищ КАМАНДАРМ, разрешите обратиться?
- Обращайтесь товарищ комиссар
- Вот, вы командующий регулярной армии, а ходите, как последний босяк... Какой пример подаете бойцам?
- А шо такое, чем я вам не нравлюсь товарищ комиссар?
- А тем, шо голым лазите, да еще со стояком. Разве так поступают настоящие командиры?
- Так это ж мой стиль. Если сниму шапку, то гаплык мне будет, погибну, так сказать...
- А вы мылом обмажтесь, в любую дырку пролезете. И бандерлоги вас не тронут. Давайте обратимся к завтылом, товарищу Кощею Бессмертному. Пусть, он вам и подберет костюмчик по размеру.

Оказывается на заводе при советской власти был свой самодеятельный театр. Его актерами, в основном, были мутанты чернобольских лесов. Поэтому и репертуар был специфический - в основном ставили Кафку и Корнейчука с Шатровым.
Кощей заводит меня в пыльную каптерку:
- Вота здеся и весь ихний прикид, товарищ командир, выбирайте себе, плиз.

Шматье в основном женское. Не хватало, чтобы КАМАНДАРМ регулярной армии ходил в женском... Я шо, Сердючка?
Ковыряюсь в убогом гардеробе. Нашел белые, облегающие кальсоны. Натянул...
м-дааа... Теперь КАМАНДАРМ выглядит слишком уж озабоченным... Да, и не практично, как-то...
Наконец подобрал себе темную рясу. Подвязался веревкой, с крестом.
Натуральный отец Онуфрий, обходящий окрестности Онежского озера, обнаруживший обнаженную Ольгу.

Как я выгляжу товарищ Кощей? – Самое то... Ведите нас уперед!

 

Глава двадцатая. Воздушная разведка

Нашим командованием, а точнее мной лично, было решено провести воздушную разведку театра военных действий. Так, на старости лет я стал пилотом. А если точнее вторым пилотом, а если еще точнее стрелком-радистом.
Как же складываестя жизнь... Мог ли я себе представить еще пару-тройку дней назад, что будет сидеть за спиной Бабы Яги и расстреливать с воздуха из турельного пулемета "Шкас" толпы взбесившихся обезьян?
Хотя нужно признать - ощущение кайфовое. Пулемет легок в употреблении благодаря турели. Поймал в двойной прицел скопление бандерлогов. Нате! Получайте! Вы мне гады, ещё за Одессу ответите!

Вдоволь настрелявшись мы летим дальше. Обезьян очень много. Где-то, начиная с Иванково и до самогозавода бродят стаи этих красножопых... тысяч сто....
Обратил внимание, как быстро все зарастает зеленью. Машины, стоящие на трассе уже почти что не видны. Решили лететь на Киев посмотреть, что делается в столице незалэжной...

Киева нет... Вернее он есть, но абсолютно пустой. Только собаки и кошки бродят по улицам. Здесь, тоже все очень быстро начинает зарастать зеленью...
Летим дальше, на запад. Посмотрим, как дела там...

Пролетая над гнездом кукушки под Винницей (бывшая ставка Гитлера «Вервольф»), замечаю знамя над развороченным бункером.
Мы снижаемся, и я разглядываю новый, жовто-блакытный флаг Украины. Немного смахивает на "Веселого Роджера": на фоне голубого неба скрещенные бананы, а между ними череп обезьяны...
Ну, что же, теперь мы знаем, где у них администрация президента.

По данным фронтовой разведки, противостоящие нам бандерлоги организованы в несколько боевых соединений.

Основную силу составляют ударные группы "чёрных хохлатых гиббонов" вахмистра Тягнижопа. Длина его солдат от головы до хвоста составляет 43—54 см, вес — 7—10 кг.
Их легко отличить от других соединений: на одной ягодице явно просматривается трезуб, в виде столовой вилки, на другой -ложка из того же набора. Когда бойцы Тягнижопа отважно мчались в атаку, их ягодицы игриво дергались, как бы предлагая себя на ужин. Западные СМИ уже окрестили их, как gomikus svobodikus.

Подразделения его союзника Сенижопа - "желтощёкие хохлатые гиббоны" отличаются ношением очков, бледным видом и заметной плешью в задней части черепа. Эти отряды пытаются избежать конфронтации с нашими войсками, и ведут себя довольно миролюбиво.

Имеются также войска "восточных чёрных хохлатых гиббонов" под предводительством Кличкажопа. Эти самые тупые и недоразвитые. Отсутствие ума стараются компенсировать физическими упражнениями. Роют окопы и стараются казаться умными.

В районе боевых действий замечена Юлина группа "белощёких хохлатых гиббончиков". Все вышеперечисленные группы приматов стараются поиметь Юлю (в качестве союзника). Ей нравятся умные - поэтому она, пока с Сенежопом.

Есть еще многочисленные отряды шимпанзе под предводительством Пэтижопа. Пока они не принимают никаких активных действий, но считаться с ними нужно. За ними вся черная Африка с Америкой...

Отдельно стоят непонятные бандформирования, занимающие позиции против нашего правого фланга обороны. Мы называем их правосеками. Эти бандерлоги-мутанты, выросшие в зоне радиации чернобыльских лесов. Голова у них на месте зада, на животе ухо, ну, и тому подобное... Очень агрессивны и опасны. Чувствуют себя морально-ущербными, и от этого еще более воинственны.В буграх у них ходит старый и хитрый олигархофрен по кличке Гауляйтер

Наша авиаразведка продолжается. Путь не близкий - решили слетать, хотя бы до Парижа...

Путь не близкий. Охота поболтать. Кричу сквозь шум моторов командиру:
- Товарищ лейтенант, а как вас зовут в цивильной жизни?
- Зови просто, Настюха - три звезды
- Это позывные такие?
- Нет это мое имя, и я трижды Герой Советского Союза. Поэтому так и записали в метрике.
- Ни чего себе... А разве ведьмам присваивали звание Героя? Я слышал, что Сталин вам давал только медаль «За отвагу».
- Это пехоте, типа упырей, или морячкам-вурдалакам. Еще и водяным-подводникам. Кстати, хош послушать о моей первой любви? Он был водяной...
Дорога дальняя, пусть рассказывает, все равно врагов в небе не предвидеться... разве что дятлы какие-то...
- Конечно расскажи, Настюха

Я сама вятская. Училась в техникуме ворожбы на втором курсе, когда познакомилась с этим змеем... КрасАвец. Высокий, стройный. Кожа такая гладкая, нежная, в пупырышках... и такая зеленая презеленая, как и его зеньки...
А как он цалавал!!! Ммммм... я уже старая карга, но до сих пор жар внизу живота, когда вспоминаю, как его длинный раздвоенный язычек доходил мне до гланд... оооттт чертяка был - И что дальше? – А дальше, как всегда бывает с невинными бабами йожками... Жжжааабой он оказался,в прямом и переносном смысле.
Его батя, старая жаба, имел огромное болото. Ну, наши его и разболотили. А сынок его сразу прикинулся водяным... И я его, жабу этакую полюбила...До сих пор сидит, крысеныш по 58-й...

Я конечно очень переживала, бросила техникум, запила, с горя записалась на курсы вертухайок при НКВД нашего города. Через год окончила с отличием и была направлена вертухаем-стажером в одну из тюрем строго режима. Там и стала настоящей, советской Бабой Ягой.
А потом началась война. Все молодые бабы йожки записались на курсы Осоавиахима. По окончанию курсов сразу на фронт. Машин было мало. Пару месяцев летала на помеле... Потом, когда усекли, что я способная - выделили ступу... А через годик, когда я случайно подбила свою товарку, пересела на ее Поликарпова... С тех пор и не слезаю с него. Никакой личной жизни. Может взять пару-тройку бандерлогов? Сделаю себе гарем...

За разговорами мы уже пролетаем над Варшавой. Та же картина. Пустота и густая растительность. Берлин, Париж... все тожесамое, только вид сбоку...


 Я единственный ЧЕЛОВЕК на этой планете...

 

Глава двадцать первая. Любовввв

Дни шли за днями... Нам становилось все труднее. Кольцо сжималось. Многих уже не было с нами. Одно радовало: запасы мыла увеличивались. Весь второй этаж был забит мыльными брусками.

Как и в любой социальной сети, в доме Павлова крутили любовь...

Однажды вечером, в самом темном углу, самого темного места нашего завода я заметил две огромные переплетающие тени...Посветил фонариком: это были Вольфыч и королева.
Одна из голов Вольфыча (мы называли ее Вышиванец) любовно, взахлеб слизывала кислотную жидкость из разинутой пасти любимой,страстно шепча
- Эммочко... за оцю солодку слюночку я тебе кохаю ще бильше...

Другая голова, яйценюкоголовая, медленно подбиралась к подбрюшью иноплонетянки... Что-то там кудахтало, чмокало, сопело...Часа через два раздался знакомый до боли, межгалктический женский стоннн... Голова на секунду вынырнула наружу, очумелоогляделась, набрала воздуха и жарко засипела в ушную раковину чудовища
- Эммааа... сожжем мосты...
Голова-виталик, как всегда, уныло стояла на шухере...
Я давно заметил, что уорент-офицер Риппли, уж слишком часто наведывается на чердак к Освальду.
Признаюсь, по жизни я не вуайерист. Но война так меняет людей в лучшую сторону... Короче, я попросил Фредди, чтобы тот своим железным пальцем прокорябал мне дырку в стене. Фредди согласился, с условием, что он сделает такую же и для себя...

И вот, заходит, значится, Риппли до Ли. Тот, как всегда лежит, расставив ноги. Работа у него такая - лежать раскинув ноги. Риппли ложится рядом, они целуются, зажимаются...
Харви не забывает нажимать на курок своего "манлихер-каркано" (долг превыше всего). Каждый выстрел – одним желтоглазым меньше...
В процессе стрельбы наш снайпер не забывает снимать с Сигурни скафандр, резиновые перчатки, антигравитационные ботинки, систему подачи воздуха  и доходит, наконец до комбинезона.
Проходит еще пол-часа и женщина оказывается на гинекологическом кресле. Живот артистки вздувается...больше...еще больше... Там что есть, в ее животе…. Это же новый «чужой»!
Ли сидит напротив, и не может оторвать, по-детски восторженных глаз от этого прекрасного зрелища - рождения чуда-юда.
Еще несколько секунд и он начинает судорожно дергать за курок своего оружия, сучит ногами... прицеливается... выстрел... попал...
Мы с Фредди переглядываемся... Ну, и извращенцы, хотяяя... имеют право - война все спишет...

Самым главным серцеедом нашего дома был, конечно Ганнибал Лектор. Этот изысканный ученый и эстет, доктор многих наук регулярно долбал мозг всей эскадрильи старушек-летчиц... Те были в восторге от этого процесса.
Какой музззчинааа... И как же он тонко и сладко все делает... Одно слово, иностранец...
Нее, наши мужики на такое не способны. Нажрутся, и сразу: «У койку!». Нет, чтобы спросить: "А что ты Ягусенька сегодня кушала на обед? Не подавилась ли опять Иванушкой-дурачком?" Нет, не понимают наши тонкого организма женского сердца...                   

Не поддавалась чарам людоеда только одна девушка-старушка - Настюха-три звезды. Она гуляла с Семкой Предатором... Уже несколько минут у нее под серцем билось что-то непонятное...

Да, были и другие случаи, не отрицаю. Я, например, исключил их хора Турецкого и отдал под трибунал четырех моряков-вурдалаков: они заманили Вия в детскую ванночку и три дня сосали его не отрываясь. Хотели узнать, где тот прячет кубышку с червонцами.

Маленькая Линдочка Блэр заставляла павликов морозовых вешаться на собственных пионерских галстуках,и потом смотрела, как они дергаются в конвульсиях, вопя: "Дас ис фантастиш!"

Мне было жалко расставаться с этими милыми, дружелюбными и отважными, почти людьми. Они были мне в тысячи раз ближе, чем теприматы за стенами дома...

Но нужно было что-то решать. И я созвал совет в Филях.

Полет двадцать два. «Волжская защепка» и грек Зяма Распутин

1964 год. Финальная игра за Кубок между Киевом и Куйбышевом была назначена на воскресенье. Я с большим нетерпением ждал тот матч. К несчастью, выяснилось, что мы всей семьей едем проведать бабушку в доме отдыха в Ворзеле.
Я сразу ушел в отказку, сославшись на огромное количество домашних заданий, и вооще, у меня живот болит... Мама сразу все поняла и успокоила: в доме отдыха есть телевизор, и я смогу посмотреть матч там.

Мы приехали к бабушке минут за двадцать до начала матча. Наскоро поцеловав и обняв ее, я поинтересовался, где тут у них телевизор. Бабушка точно не знала, но точно знала, что где-то есть...
Кажется она видела какой-то ящик, похожий на телевизионный, на лекции о международном положении в Тувинской АССР.
- Где, где была лекция? – Кажется на одном из этажей..
Этажей было пять, времени оставалось минут пятнадцать. Я начал поиск. Гугл тогда еще не изобрели, пришлось все делать своими ногами...
Уже на третьем этаже мне сказали, что зал, где читали лекцию за Туву на пятом этаже, но там сейчас мероприятие. Телек, действительно, там имеется. Наконец нашел ту, тувинскую комнату, постучался, и как вежливый пионэр, вошел без разрешения ...

Посреди комнаты, за столом сидел толстый мужик с прилизанными черными волосами и показывал двум сочно-грудастым жиночкам, карточные фокусы...
В 64-м - это называлось мероприятием...  Его волосатые пальцы-сосиски тасовали карты. Он был похож на Распутина.
Я уже тогда знал, шо то за фрукт. Женщины смотрели на эти пальцы, как загипнотизированные. Наверное, прикидывали, как размер мужских пальцев соответствует другим его возможностям. Мне кажется,они уже тогда знали, что их ждет, там, за поворотом...

Распутин раскладывал карты и тараторил... много, без толку. Отвлекал внимание дамочек от неудачного фокуса:
- тут многие интересуются, хто же я по национальности, о чеерт... пардон, карта выскользнула... так вот, я грэк...
- Зяма, ну какой же вы грек, перестаньте...
- а шо, грэки только в Греции живут? Я кременчугских грэк!

Я попросил разрешения включить телевизор. На меня не обратили никакого внимания - Зяма колдовал....
Включаю телек... Наконец я вижу любимую команду. Наши атакует беспрерывно.
Один угловой, второй...  После третьего защитник скинул мяч прямо на ногу Вите Каневскому. И тот метров сдесяти заколотил, без вариантов. Защитники стояли, как вкопанные.
Я заорал, запрыгал...
- Мальчик, шо трапылось? Не мешай нам вести беседу… Зиночка, вам нравятся мои фокусы? Зайдемте вечером до моей комнаты? У меня для вас там небольшой подаруночек – Зиночка краснеет, грицацуевские груди тревожно заколыхались…
- А мне можно с вами пойти, Зямочка? – спрашивает ее подруга, размером поменьше
- Конэчно… у меня, Раечка и для вас кое-шо припасено из подарунков..

Игра продолжалась, «Динамо», явно лучше - чувствуется разница в классе. Каневский выделялся. Вообще, в тот год он был лучшим в Киеве. Легкий, маневренный, великолепное виденье поля...
Думаю и сейчас, попивая пивчик в Бруклине (если здоровье позволяет), он с удовольствием вспоминает тот матч. Многих Вам лет, Виктор Израилевич!

А в это время Распутин уже начинал распоясываться за моей спиной.
Он находил карты в предметах женского туалета... Причем, как назло карты западали так глубоко, что бедному Зяме приходилось запускать руку по самое плечо…. Тетенькам это нравилось, они хихикали и по-поросячи повизгивали….
Меня, понятно процесс извлечения карт из женского тела очень раздражал и отвлекал от просмотра матча... Не забывайте, мне было уже девять лет…

«Крылья Советов» славились отличной оборонительной игрой, ее называли еще «волжская защепкой». Кияне мучались, мучались (могли забить Биба, Базиль), но все же довели дело до конца...

Чувствовалось, что Зяма тоже намерен довести дело до конца... своего...
К тому времени, когда «Динамо» делало круг почета на Лужниках, я остался один. Грек со своими нимфами ушел. Уввел в личный грот показывать свое добро...

- Я помню тот матч. У меня уже были размолвки с Масловым, и в основу я не попадал… Жаль, так и не сделал тогда круг почета на Лужниках…
Как там наш счетчик? Отлично, заряжен полностью. Держи – ВВ подает мне цилиндрик. Я прячу его в складках своей рясы. Пол-дела сделано…

Глава двадцать вторая.Совет в Филях

Совет в Филях мы решили проводить в избушке на курьих ножках. Во-первых, так безопаснее. Ни один бандерлог не запрыгнет.  А в-третьих, так, нашей эскадрилье будет легче ее охранять.

Избушка была грязная, вся в паутине, стекла давно не мылись - яркий, дневной свет освещал, развешенные по стенам портреты членов политбюро от Чингизхана до Муслима Магамаева.

Я сижу на табуретке перед обеденным столом Бабы Яги, за которыми она так любит кушать добрых молодцев. Сейчас здесь сидяткомиссар Лобановский, мой помощник Фредди Крюгер. Дальше командиры батальонов: Джек Потрошитель, его комиссар мистер Джекиль, командир американского батальона доктор Ганнибал Лектор. Здесь и шотландец Брэм Стокер. Командир женской эскадрильи Настюха три звезды. А еще Змей Вольфыч, зам по тылу Кощей, зам производства Франкеншейн, командир интергалакщиков Сэмен Предатор.

На повестке дня один единственные вопрос. Что делать дальше?

Докладывает начальник штаба, известный предатель-власовец, генерал Власов

- В настоящий момент мы уже не можем сдерживать превосходящие силы противника. Бандерлоги организовываются в мощные военные подразделения. Появляется все больше желтоглазых комиссаров. Благодаря им, действия противника становятся все более осмысленными. Постоянно прибывает красножопое пополнение из центральных и западных областей Украины. Мое мнение - нужно уходить...

Командиры выступают один за другим. Смысл понятен. Долго не протянем… Последним слово берет Крюгер

- товарищ КАМАНДАРМ, как это не печально, но мы уже не сможем удерживать дом Павлова. Я тоже предлагаю эвакуацию.

Напряженное молчание висит в воздухе... Мой пытливый взгляд переходит от одного насильника к другому - все согласны с Фредди.

Я тяжело подымаюсь с табуретки, оправляю складки на рясе, проверяю, ровно ли висит крест, глубоко вдыхаю воздух, зеваю, истово крещу рот и снова сажусь...

- Кто хочет еще выступить? Тааварищ Лаабановский, почему мы не слышим мнение комиссара?

- А что тут говорить - топим "Аврору" на рейде и сваливаем отсюда...

Я опять подымаюсь с табуретки, оправляю рясу, дальше по списку...

- На все, что вы тут говорили, дорогие мои москвичи, наплевать и забыть. Сделаем мы так...

Глава двадцать третья. Последний и решительный

Ранним утром следующего дня работяги доктора Франкенштейна начинают переносить брусы мыла со склада назад, в цех. Оружие возмездия помещают в огромный котел. Завпроизводством получил приказ начать разогрев только по моей команде. К котлу приставлен трап,  такой же и с другой стороны.

Ровно в 8.00 ворота завода распахиваются.

В решающей битве я использовал свой любимый вид построения КЛИН.
Бригада была выстроена в несколько шеренг

Первая - три бойца. Межгалактический отряд.

 

Вторая – пять бойцов. Командиры батальонов.

 

Третья – семь бойцов. Сводный отряд вурдалаков под командованием пана Вия

 

Четвертая – девять бойцов.  Сводный отряд под командованием сержанта Чикатило.

 

Пятая – одиннадцать бойцов. Сводный отряд вервольфов им.Тельмана.

За ними располагается колонна упырей. За упырями - заводское ополчение доктора Франкенштейна. За ними, четвёртым эшелоном, выстроились штабные, медпункт и  Ли Харви Освальд, в качестве взвода охраны. Боевое построение сопровождают собаки Баскервиля и Плейшнера, павлики мозорозовы и мальчиши-плохиши.

Змей Вольфыч начинает артподготовку. За ним вылетела эскадрилья ПО-2 и их украинская подруга, панночка на гробике. Все кругом  горит, взрывы раздаются то тут, то там. Бандерлоги не ожидали такого напора. Мы давно не делали вылазки. Обезьяны начали отступать...

Шотландец Стокер дудит в свою волынку. Это знак. Мы, вдвоем с Лобановским, стройными рядами, выходим за ворота и начинаем психическую атаку имени генерала Каппеляна. Плечо к плечу (на фотографии я с усами). По плану, боевое построение должно выдвинуться только по моему сигналу. Но, гладко было на бумаге, да забыли про овраги...

Позади нас раздается истошный вопль: Бееей макак!
И все мое воинство, забыв про построение, давя друг дружку ринулось на бандерлогов...

Нас обгоняют морячки-вурдалаки. Отчаянные пацаны с гиканьем кидаются в гущу боя. Освальд теперь стреляет очередями со своего «манлихера». Рядом Риппли со своим бластером. Ее прикрывает верная подруга королева…
Два закадычных друга Моше Даян и Беня Ладен поливают красножопых градом пуль и самолетиками. СтахановецГаннибал успевает одним движением скальпеля снимать по три скальпа за раз…

Вервольфы-тельмановцы с криками: "РотФронт, РотФронт!" закидывают продукцией своей фабрики отряды Тягнижопа. Бедные бандерлоги успевают съесть лишь по одной конфете и тут же падают замертво...

Техасский "моторный парубок" пилит и пилит бензопилой "Дружба" врагов. Рядом павлик морозов с плохишом вопят ему в оба уха: "Мазелтоф парубок! Пилите их, они не золотые!"

Четыре вурдалака, которые только вышли с гауптвахты, толкают коляску с Вием. Рядом, пританцевывая, широко расставив ноги, шагает маленькая Линдочка Блэр, она же извращенка-артыстка...
Танцует, вращает головой на 360 градусов, матюкается... Вий уже «готовченко»... Тогда матросы разворачивают его, как станковый пулемет «максим»... Получайте!

Рядом со мной Васильевич, Фредди, Джек-потрошитель и Семэн Предатор. Мы бежим и на ходу стреляем по неприятелю. Вышло не так уж и плохо... Хотя по плану мне больше нравилось.

Прямо перед нами тормозит военврач, товарищ Барабас. Фельдшер Дуремар воспользовался его бородой, как удавкой. Если раньше этой бородой спасали жизни многим тысячам инфицированных бойцов, то теперь, это борода стала бородой возмездия. Двенадцать обезьян попали в эту смертоносную ловушку. Дуремар бегает вокруг них, затягивает бороду вокруг их тощих шей все сильнее и сильнее...

В последний бой идет и наш завтылом, товарищ Кощей. На гражданке он был простым гражданином по фамилии Корейко, постоянно трясущимся за свои бабки... Но судьба человечества волнует и его.Зачем золото и бриллианты, если не будет тех, кому все это показывать... И вот этот высокий, худой Донкихот зла широкими шагами переступает через трупы и бьет, бьет по черепушкам своей тяжеленной бухгалтерской книгой...

В меня врезается что-то лохматое, гнилое, вонючее, с желтыми глазами...
- где шапка, сука?
Шапка надежно спрятана. А я весь в мыле. Мне не страшны эти козлы-бандерлоги... Хотя, если честно, то немножко стремно... вижу огромные клыки Стэпана... Они вот-вот перекусят мне горло...
И тут маленькая, но противная собачка Плейшнер цепляется обезьяне в шею всеми своими пятью зубами... Пока Стэпан с удовольствием ее перегрызал, упыри с вурдалаками уже оттащили меня в безопасное место...

Фууу, отскочил... Все идет по плану. Бандерлоги ошемлены, они не ждали такого напора. Они беспорядочно отступают…

Мы с Васильевичем медленно отходим к заводу. Освобождена довольно большая территория… Я посылаю павлика морозова передать приказ о разогреве котла. Смотрю на часы, еще рано, пусть отгонят эту мразь по-дальше…
- Давай! – кричит Лобановский – время!
- Еще немножко Васильевич… еще немножко…
Я вынимаю цилиндр. Крепко сжимаю его в кулаке…
- Ну, же! Давай!
Я кладу цилиндр на землю, жду…
- Давай, бля…..ь!
От Лобановского я такого не ожидал… Подымаю ногу ииии….сильно бью каблуком по цилиндру….

 

Глава двадцать четвертая. Наши в городе

Сильный взрыв отбрасывает меня в сторону. Густой зеленый дым окутал все вокруг… Кто-то кашляет, чихает у меня под ухом… Слышу полузнакомую речь…
Дым рассеивается и передо мной появляется… Команч! Получилось!
Он еще ничего не понимает, оглядывается по сторонам… Вся, освобожденная нами от бандерлогов территория забита людьми… Это мои люди! Это мои друзья, мои знакомые! Те люди о которых я вспоминал последние несколько месяцев…

Я присматриваюсь: за спиной Команча целая толпа, одетых в маскировочную форму мужиков.
Значит мы с ВВ правильно рассчитали. Здесь будут не только те, кто мне дорог и кого я помню, но и те, кого помнят и любят мои друзья.
Я вижу полковников юговской армии, болел «Звезды» с их полевым командиром Арканом... Здесь и боснийцы и хорваты, даже тот мужик из Николаева...
Я крепко обнимаюсь с Команчем. Указываю на одного павлика морозова:
- Этот пацанчик отведет всех вас на завод. Там есть котел. Прыгайте в него, не бойтесь. И сразу назад ко мне. Павлик вам все объяснить по дороге.

Брожу по толпе. Дорогие, родные лица. Но сейчас мне нужен только один человек....
- Густаво!!!
- Привет, брат – и длинный вкусный мат выпусника ульяновского летного училища...
- Как же я рад тебя видеть, старик. Вас много?
За его спиной наверное рота чернокожих кубанцев с «акашами». Объясняю ему ситуацию. Очередной павлик морозов ведет их на завод.

Таааккк, дела идут... Еще один важный вопрос... Бегаю, расталкиваю людей, и наконец нахожу то, что искал. Мои "Камазы", моя с/х техника, которую я испытывал столько лет. Огромный комбайн «Дон». Не думал, что они на что-нибудь сгодятся. Разговариваю с водилами, комбайнерами. Их тоже ведут в баню.
Ко мне подбегает какая-то девушка. Обнимает, целует и...тянет танцевать. Так, это же та юная белградка, с которой я танцевал на Бранковом мосту...
Как же я за вами, за всеми соскучился, мои дорогие!

Подходит Команч. Свежий, румяный, пахнущий земляничным мылом.
- Мы готовы друг, веди нас...
- Подожди пару минут, подойдут кубинцы.
Наконец все в сборе и мы бежим на место боевых действий.

По дороге объясняю ребятам ситуацию. Мол, не дрейфьте, пацаны. Фронт держит нечистая сила. Но они вас не обидят. Все классные мужики. Даже лучше большинства людей.

Ни Команч, ни Густаво ничего не поняли. Пришлось остановиться...
Я взобрался на первый попавшийся обезьяний трупик и двинул речь
- Когда случилась эта беда, не было такой силы, которая могла бы спасти человечество. Только они. Те, которых люди веками боялись и проклинали. Именно они и спасли человечество от полного уничтожения. Они продержались до вашего прихода...

Они такие же, как и вы. Среди них есть американцы, немцы, русские, украинцы, шотланды, даже инопланетяне. А чего стоит Змей Вольфыч, у которого отец юрист.
У меня даже есть боевая подруга, Баба Яга - Настюха-три звезды. Нет, ничего не подумайте, я еще не геронтофил... Я традиционной ориентации.
Так вот, я уверен, если бы Настюха 99-м была в Югославии, то не задумываясь протаранила бы своим ПО-2 любой натовский самолет...
А чего стоит командир интербригады Фредди Крюгер, который ради спасения человечества, бросил своего любимое занятие – убивать маленьких детей. А ему, ведь и семью кормить нужно.
И таких сотни. Они пришли по зову совести. Они понимали, если человечество погибнет, то и им гаплык...

Все смотрят на меня так, как когда-то смотрел я на Лобановского, когда великий тренер рассказывал о Динамии. А может уже кто-то и набирает 03...

Время идет, бандерлоги, наверное уже отошли от первого шока....
Нужно многое объяснить... И про вирус, и про 2014-й год, и про то, что мы единственные, выжившие люди на Земле. Это занимает еще двадцать секунд... Времени в обрез.
- Дальше сами, мне нужно возвращаться. Метров через сто вы их увидите...

Глава двадцать пятая. Прощай оружие

Я сижу за штурвалом «Дона». Как же давно это все было... Комбайн идет на максимальной скорости, но все равно очень медленно. За мной 500 «Камазов» и многотысячная армада с/х техники начиная от сноповязалки и кончая граблями...
Сколько же минут с часами своей жизни я потратил на эту ерунду. Хотя, с другой стороны, все это теперь пригодилось...

Мы подъезжаем, к намеченном мной месту...
Для начала ставим поперек дороги машины для основной обработки почвы, потом для внесения удобрений, дальше для посева, теперь для заготовки кормов, очередь за машинами для полива. Теперь через запятую: машины для химической защиты, зерноуборочные комбайны, машины для обработки зерна, картофеля, для возделывания сахарной свеклы. Думаю, что уже "но пассаран", но кто знает...

Поставим за ними для надежности в ряд 500 «Камазов» с пустыми баками, шоб не подпалили басурманы... Вышла, такая себе Берлинскай стена, не хуже, чем на Грушевского...

Теперь уже можно отходить на заранее подготовленные позиции.

 

Вторая армия взяла на себя оборону завода, а первая, кто уцелел, выстроилась передо мной.
Подхожу к каждому... Пожимаю руку (если возможно), обнимаю (если получается), целую (если удается).
Порядок эвакуации строго определен.

Первыми уходят бойцы-инопланетяне. Они улетают на ракете Семы Предатора. С ними летит, обрюхаченная фронтовая жена, Настюха три звезды. «Королева чужих» уже проглотила уорен-офицера Риппли и тоже готова к полету. Где-то там, через пару-тройку световых рокив Сэмен откроет шлюз и она улетит черти-куда...

Сердечно прощаюсь с земляками: панночкой, вурдалаками, упырями и конечно же со старым похотником Вием... За ними приехал сам батько Гоголь... Мы здоровкаемся с великим писателем. В память о встрече я дарю ему гель для ладоней...

За украинцами уходят русские былинные герои. Мои старушки-летчицы так обжали меня со всех сторон своими арбузными буферами, что я вот-вот взлечу в воздух, как первомайский воздушный шарик с надписью "Хунту геть!"... Лифчики им теперь без надобности. На службу ходить уже не нужно...

Мой милый завхоз Кощец Бессмертный, прощай, отправляйся пересчитывать свое бабло. Но никому ничего не выделяй без моей записочки: Не забудь, это золото и серебро партии!
А у нас столько подлян впереди...

Змей Вольфыч, рыба моя дорогая. Как же мне тебя будет не хватать... Передавай привет своему братику Володику. Я его поклонник.

Один за другим уходят интербригадовцы. Ли Харви, спасибки за «манлихер» с оптическим прицелом и береги себя... Президенты приходят и уходят, а ты остаешься. Скоро появятся и у меня доброжелатели, и не только среди обезьян...
Идут печальной чередой с поникшими головами серийные убийцы - мои друзья и герои войны: Джек Потрошитель, мистер Джекиль, доктор Ганнибал Лектор, простой техасский парубок с бензопилой.

Сержант Чикатило уныло тянет за языки пару-тройку мутантов-правосеков... Он был воспитан на светлых идеалах сталинской конституции, и до сих пор верит, что язык до Киева доведет...
Стюардесса Жанна объясняет, что пленных нужно сдать в багаж.
Советский людоед нервничает, спорит и в конце конце находит оригинальное решение: по-быстрому делает из них котлеты по-киевски и от чистого сердца раздает всем желающим.

Мои милые интеллигенты. Военврач Барабас, фельдшер Дуремар, зав производством доктор Франкенштейн. Все фамилии, как по заказу, для дела врачей...
А вот трусят, хромая милые собачки Баскервиля и Плейшнера. За ними стукачи-пионеры, гномы, карлики, все те невидимые бойцы тыла, без которых не было бы нашей победы...

Последним уходит командир интербригады Фредди Крюгер... Мой добрый старый друг, прощай... Теперь тебе придется менять профиль - переквалифицироваться на маленьких бандерлогов: людей почти не осталось...

 

Источник

 

Смотрите также: ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НАЧАЛО КОНЦА

 

 

 








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 2.07.2014
  • Статус: Пользователь offline
  • 765 комментариев
  • 0 публикаций
^
САНИТАРЫ!!! У вас пациент убег и строчит как дрочит... Кто допустил дебила до клавиатуры... Убейте его кто нибудь... Ну не может так вот мучиться человек, столько же гавна у него в бошке...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru