Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » » Инструкция по выживанию во время войны

Инструкция по выживанию во время войны

28.07.2014, 14:55
(голосов: 15)

Нам не известно, какую именно из современных войн довелось пережить автору этой статьи. Но он постарался дать полезные практические советы жизни гражданского человека в военных условиях, и многие из них могут оказаться полезными

Паника

Сразу же после бомбёжек началась сначала тихая, а потом и полная паника. Все кто мог, устремились из города. Даже те, кто вроде бы подготовились, всё равно подались её высочеству панике. Уезжали целыми кварталами. Бросая по пути всё. Лишь бы успеть уехать. Те, кто не мог уехать, оставались в окружённом городе умирать. Но и они искали убежища в подвалах и погребах. Надо ли говорить, что паника, продлившись относительно недолго, внесла беспорядок и хаос в жизнь жителей. Вместо того, чтобы уйти из города гораздо раньше, попытаться забрать и перевезти гораздо больше, люди, до последнего жившие в иллюзиях мира, поддавшись панике, просто бежали. Без ничего. Вместо того, чтобы выяснить, КУДА бежать заранее, потом бежали просто в «никуда».

Из этого общий вывод: не старайтесь скрыть от себя правду, не старайтесь, до последнего, жить реалиями мира. Сколько бы вы не готовились к катаклизму, всё равно паника и растерянность подтолкнёт вас к не обдуманным решениям и действиям. Именно эти первые ваши подруги и окажутся для вас самыми губительными, но и долго рассиживаться тоже не старайтесь. Долгое «обдумывание» — есть путь к бездействию.

При этом не старайтесь при подготовке охватить весь предполагаемый список катастроф. Это приведёт к тому, что, с достаточной вероятностью, вы не подготовитесь ни к одной. Не распыляйте силы и средства на обсуждения и подготовку к множествам песцов, подготовьтесь к универсальному сценарию. И по средствам, и по возможностям, это значительно легче. В основном выживать приходится в своём доме, так что используйте знание своего двора, для того, чтобы приспособиться к возникшим условиям.

Первое: не старайтесь набрать кучу вещей. Есть вещи необходимые, а есть вещи просто мешающие.

 

Нож

Вещь очень необходимая, но не тогда, когда у вас с десяток ножей и все для чего-то нужны. В походных условиях вам не понадобятся специальные ножи для резки всего и вся. Поэтому отложите их до более спокойных времён. Запрячьте вместе с лишней посудой и вещами в сарай, а пользуйтесь одним-двумя. Вроде бы это и не важный момент, но практика показала, что в случае нападения мародёров обилие под рукой режуще-колющего не помогает, а зачастую, мешает обороне. Кроме того, обилие ножей в доме может привести к тому, что во время борьбы противник схватит ваш же собственный нож, лежащий на столе, и применит против вас. Так пусть же нож будет один, и он будет в ваших руках.

 

Топор

Зачастую обыватель, в случае угрозы нападения на жильё, именно на наличие в доме топора надеется больше всего. Казалось бы, одни плюсы. И тяжёлый, и острый, и обухом огреть можно, но, проверенно временем, топор в доме — оружие человека умеющего его использовать именно в ограниченном пространстве. В случае обывателя, топор зачастую бесполезен, а порой и опасен. Так как придаёт излишнюю уверенность, но не придаёт мастерство.

Вопрос: как вы, будете его использовать в случае нападения? Большинство опрошенных мной соседей заявляло о том, что будет размахивать перед собой, дабы не подпустить противника близко. Но просьба продемонстрировать мне этот процесс приводил, в лучшем случае, к порче мебели и стен в доме, а в худшем, к незначительным травмам, как-то шишкам, синякам, порезам. Следовательно, человек, взявший в руки топор, должен, по крайней мере, научиться им владеть. При этом, важно, научится владеть топором в пределах предполагаемого места использования. Попросту говоря, что мешает взять маленький топорик и заранее пройтись, махая им, по комнатам? Он сам вам «расскажет», где и как надо будет действовать, где размахнуться и ударить в полную силу, а где лучше ткнуть в противника без всякого замаха в грудь или лицо. Останется только запомнить порядок движений в определённых местах квартиры, это не только даст вам возможность не растеряться, но и поможет помешать преступнику навязать вам свою волю.

Вообще любой предмет в вашем доме может служить веским аргументом в ваших руках. Особенно если на кону стоит жизнь, ваша и ваших родственников. Поэтому не стесняйтесь пройдитесь по комнатам с различными домашними предметами. Пусть жена и посмеётся над тем, что вы гуляете по комнатам с удлинителем, вилкой или скалкой, доставьте ей такое удовольствие. Проходя по дому, старайтесь прикасаться к различным предметам, как будто вы хватаете рукой стул или вешалку для одежды. После недолгой экскурсии вы поймёте, что вы плохо знаете место вашего проживания. Об использовании некоторых вещей в обороне вы просто не догадывались.

Пример: один мой знакомый, мужчина лет пятидесяти, достаточно полный и, в обычной жизни страдающий отдышкой, смог прекрасно противостоять напору двух молодых мародёров в их попытке поживиться в его собственной квартире. При том, что один из нападающих был вооружён ружьём, правда, как потом выяснилось, не заряженным, а другой держал в руке нож. Мужчина успешно применил стоящую в коридоре вешалку, выбил глаз одному из нападавших и разбил в кровь лицо второму. Когда он вытеснил их из квартиры на лестничную площадку, вмешались соседи. Удалось не только удалось предотвратить грабеж, но и остановить преступные последующие действия этих человек.

 

Ружьё

Не спорю, наличие в доме ружья, фактор положительный для обороняющёгося. Особенно если это многозарядная «Сайга». Но даже наличие ружья дома не спасает полностью, а лишь увеличивает шанс на успех обороняющегося. Главное заранее пройтись с ружьём по комнатам и найти максимально удачные для обороны места.

Ещё не лишне отметить для себя сектора обстрела нападающих из окон и продумать варианты, мешающие ответному ведению огня. Пример: ваш покорный слуга, задолго до войны, надо же было такому случиться, с отцом обошёл все комнаты и «пристрелял» себе все сектора обстрела. Во время войны, слава Богу всего раз, этот опыт реально пригодился. При этом на вооружении была старая одностволка 12 калибра, но даже этого «карамультука» хватило с головой. Когда из крайнего окна в сторону нападающих, их было трое, начали раздаваться выстрелы, а ответный огонь вреда обороняющемуся человеку не принёс, то мародеры, сначала обойдя дом, перелезли через забор, а после того как я продолжил обстрел из другого окна, выходящего во двор, просто ретировались. Утром обнаружил вскрытый пустой сарай, но он был пуст и до их прихода. А вот в самом доме, по советам человека бывалого, я бы побоялся вести огонь. Потому что есть вариант попасть в своих родственников. При этом перезарядка однозарядного ружья в короткой схватке не реальна.

 

Мародеры

Теперь я хочу затронуть тему мародёров. Поначалу мародеров мало. До войны и в самом её начале власти ещё обращают на них внимание, вылавливают и расстреливают, но по мере затягивания конфликта число мародёров растет. Большинство мародёров — это одиночки, которых на грабёж толкает голод. Они в основном ищут пустые дома, берут продукты и воду. Эти люди, в основе своей, либо не вооружены, либо оружие у них неисправно. Они очень боятся силовых структур и не суются в места, заселённые людьми. Забирают обычно продукты питания, да и то только то, что в руках унести можно. Но по мере разрастания конфликта, с ослаблением внимания власти, с уменьшением количества оставленной при бегстве еды, а главное, с повышением численности самих мародёров и с появлением у них трофейного оружия, одиночки, пугливые и не наглые, начинают собираться в группы, пять-десять человек, и нападать уже на жилые дома. Такие группы уже не боятся власти, ибо власти нет, они не боятся обывателя, ибо их много, приходят обычно днём, маскируются под бойцов армии и милицию. Вот эти группы гораздо опаснее.

Одной семье бороться с такой группой практически бесполезно. Помогает создание группы самообороны из жителей квартала, в частном секторе, или одного многоэтажного дома. При этом у населения уже тоже появляется оружие и даже крупной группе мародёров, при столкновении, становится тяжело вести бой. Не надо забывать, мародёры в большинстве такие же мирные люди, вышедшие на грабёж сначала от голода, а впоследствии ради наживы. Представьте себе, транспорт проверяется войсками и милицией, на длительную стрельбу в приделах одного района всё равно военные отреагируют, хотя бы потому, что существует вероятность прорыва в тыл противника, жители, не отдают бесплатно своё добро. Тяжела и не благодарна работа мародёра. Его постоянная тактика: быстрый «наезд», и не менее быстрый «откат», а с прибытком или с пулей в голове, это уже как повезёт. Поэтому, обычно днём, посылаются дети или женщины на разведку. И только при полном получении данных о наличии оружия и количестве человек, банда решает, производить налёт или нет.

Жителям можно посоветовать сразу же создать отряд самообороны, вооружиться и продумать укрепления, блокирующие вход на территорию двора или на территорию квартала. Обычно и военные, и милиция достаточно благосклонно относятся к такому методу охраны правопорядка. Причин для этой благосклонности несколько. Во-первых: с военных и милиции частично снимаются обязанности по охране правопорядка. Во-вторых: они получают отряд, способный задержать как преступника, так и лазутчика, а при определённых обстоятельствах, ещё и просигнализировать о прорыве на их участке противника. В-третьих, баррикады отрядов самообороны великолепно подходят для экстренной обороны в случаи прорыва противника.

Поэтому, и военные, и милиция, в таких случаях «сквозь пальцы» смотрят на наличие незарегистрированного оружия, а порой и сами привозят устаревшее и поломанное для продажи в отряд. Кроме того, на отряд самообороны обычно возлагают функции размещения прибывших частей на постой, а так же обеспечение провиантом. Кроме вышеперечисленного, создание отряда служит для связывания круговой порукой фронта и тыла.

 

Заграждения

Устройство заграждений, мешающих мародерам проникнуть на территорию частного сектора. В начале и конце квартала из подручных материалов строятся баррикады. При этом учитывается фактор использования дороги для подвоза частей или боекомплекта. В угловых домах располагают места отдыха членов отряда, а также место для приготовления пищи и отправления естественных нужд. На входах дежурят два-четыре человека, остальные располагаются у себя дома. Через определённое время часовых сменяют. Были случаи, когда на вооружении отряда в десять человек было всего три ружья и один револьвер, но, видя часовых при оружии, на квартал не смели нападать даже крупные банды мародёров.

Устройство заграждений для затруднения проникновения мародёров на территорию двора многоэтажного дома, практически такое же, как и выше означенное. Разница лишь в материале. В заграждении многоэтажных домов применяется больше мебели, чем досок, брёвен, мешков с песком.

Часто задают вопрос, а почему ружьё, если кругом валом бесхозного оружия? Отвечу вопросом на вопрос, «а вы часто встречали бесхозное оружие в рабочем состоянии, да ещё с патронами и на ваше же имя?» Ружьё после входа в город российских частей забрали, немного поругали и отпустили, а вот ребята, у которых находили автоматы или патроны к ним, надолго попадали в фильтрационный лагерь. Многие после этого или не возвращались, или возвращались, но нетрудоспособными людьми.

 

Убежища

Наверное, я не открою вам секрет, если скажу, что соседство с воюющими противниками губительно для мирного обывателя. Все «подарки», попавшие не по адресу, достаются мирному населению. Если к этому прибавить то, что обычный человек не знаком со звуком мины, не различит на слух пролетающей мимо пули, не знает того, откуда и каким оружием ведётся огонь, то картина получается просто плачевной. На каждого убитого солдата приходится пять-шесть убитых мирных граждан. И порой правильно выбранное убежище спасало жизнь не одному и не двум человекам. Не многие могут похвастаться тем, что у них или уже есть убежище или они имеются средства на экстренное возведение оного, поэтому предлагаю на ваше рассмотрение устройство убежищ в хозяйственных постройках.

 

Погреб

Погреб расположен в частном доме, и это делает его первейшим убежищем для семьи в случае войны. Казалось бы, легче лёгкого, просто открыл крышку, завел туда семью, занёс продукты, закрыл крышку и порядок. Но не раз наблюдал картину, люди, находящиеся в погребе, погибали от удушья, от взрыва, обвала дома, от проникновения угарного газа. Причин гибели много. Поэтому, давайте рассмотрим способы подготовки погреба в простейшее, но достаточно прочное и комфортное убежище.

Первое, стены погреба должны быть сложены из кирпича. И чем толще стена, тем больше шансов на спасение. Крыша погреба ни в коем случае не должна служить полом в комнате. Вывод, крыша погреба должна быть максимально укреплена. Как пример, на кирпичные стены укладываем трубы, снизу крепим опалубку, заливаем бетоном толщиной пол метра. После отвердения бетона сверху засыпается земля толщиной не менее полуметра.

Из этого следует, погреб должен быть изначально глубоким. И даже такое укрепление погреба не даёт полной гарантии на спасение. Из погреба обязательно должен быть аварийный выход на улицу. В случае моего дома, это была железная труба диаметром полметра. Я не знаю, кто и зачем её вкопал, но этот «аварийный выход» позволил мне дожить до написания данной книги.

Полки в погребе должны располагается с учётом того, что во время бомбежки они превращаются в места для людей. При возведении погреба обязательно продумать небольшую нишу для туалета и воды. Функцию туалета в моём погребе выполняло ведро с крышкой. После бомбёжки оно опустошалось в уличный туалет. Для хранения воды была приспособлена сорокалитровая фляга.

Также в погреб должна быть заранее проведена вентиляция. В случае моего дома, вентиляцией служила труба диаметром сто пятьдесят, выходящая из погреба на расстояние полуметра от стен дома. Пол погреба, изначально земляной, был мной покрыт для тепла досками. В углу стояла небольшая печь-буржуйка. Дымоход был заранее проведён за пределы дома. Кусок пола под печью я обложил кирпичом, для устранения возможности возгорания пола при топке. Вот такие меры, предпринятые мной заранее, помогли мне значительно укрепить и обустроить погреб.

 

Подвал

Так как подвал, как правило, укреплён, то уделим внимание его внутреннему убранству. Полки подвала, в отличие от полок погреба, изначально шире и глубже, так как в мирное время подвал-основное место хранения домашних запасов продуктов. Так что переделки они не требуют. Остаётся только подготовка места под печь, утепление стен подвала, например, фанерой, размещение примитивного санузла и места для хранения воды, установка мебели, утепление дверей теплоизолирующим, не горючим материалом.

Хорошо, когда у человека собственный дом! Что же делать человеку, проживающему в многоэтажке? Подвалы обычно затоплены водой, в них водится всевозможная живность, тараканы, блохи, мыши, крысы. Да и хватит ли места в общем подвале на всех жителей дома? Вопросов много, а вот ответ один: если успеть подготовить, то хоть и в тесноте, но выжить можно. Говорю вам как человек, видевший своими глазами жителей многоэтажных домов, выживших в подвале. Не раз спускался в эти подвалы, и несмотря на то, что они не были подготовленными, в них спокойно выживали сотни человек. А представьте себе, если бы эти люди заранее скинулись и сообща подготовили свой подвал к последующему проживанию.

Оговорюсь сразу, я не жил в многоэтажном доме, своего опыта не имею, так же из всех подвалов под многоэтажными домами, я видел лишь один, более или менее обустроенный, но даже это, достаточно примитивное обустройство, на несколько месяцев позволило жителям дома прожить с достаточным, для военного времени, комфортом. Судите сами. Пример: дом девятиэтажный, восьмиподъездный, выходов, естественно, восемь, все выходы открыты, в стенах подвала между подъездами пробиты проёмы. По словам жителей, это сделано для того, чтобы люди при разрушении одной из секций могли пробраться в другую и спастись.

Протопить такой подвал не просто, поэтому об обогреве речи не шло, а вот готовку пищи жильцы осуществляли на ободах от грузового автомобиля. Эти импровизированные печи стояли в нескольких местах подвала возле окон. То есть топились «по чёрному». Эти же печи служили для освещения подвала.

Вдоль стен располагались матрасы, раскладные и сетчатые кровати жителей. Естественно об уединении не могло быть и речи, слишком много людей искало спасения в этом подвале. Окна снаружи были прикрыты мешками с песком. На мой вопрос об освещении и естественной вентиляции, мне было сказано, что освещением и вентиляцией пришлось пожертвовать ввиду постоянно залетающих осколков и пуль. После гибели нескольких человек под постоянным огнём оставшиеся жители заделали окна мешками с песком, а поверху забросали мусором. Только те окна, что находились со стороны, противоположной артобстрелу, пропускали свет и дым от очагов.

Продукты тоже были общими, жители просто выделили под продукты одну комнату и поручили старикам охранять её. Воду слили из труб в подручную посуду. И пополняли по возможности растопленной снежной и добытой из разбитых домов расположенного за домом частного сектора. Там же в редкие моменты затишья добывали сообща продукты. Питание осуществляли всем миром. Готовку возложили на нескольких женщин.

Таким образом, община смогла выжить, не смотря на то, что дом, находился под постоянным обстрелом, часть дома была разрушена упавшей авиабомбой, до подвала она не долетела, взорвалась на верхних этажах. Повезло. Во дворе я насчитал семнадцать могил. Это были могилы жителей, погибших во время первых бомбёжек.

 

Вода

Вода, сколько пришлось пережить из-за её отсутствия! Хоть события, взятые мной для анализа, и происходили зимой, но нехватка воды чувствовалась повсеместно.

Первое: во время катастрофы помните, вода не чистой не бывает. Все те места, откуда вы привыкли брать воду, могут оказаться или в сфере влияния одной из воюющих сторон, а значит, допуск к источнику будет крайне затруднён, или находится в непосредственной зоне боевых действий, а значит, поход за водой может стоить жизни, или вода в источнике может быть вообще не годна для употребления.

Первое, на что стоит обратить внимание, это на разделение посуды для воды. Выделите посуду для питьевой воды и посуду для воды технической. Питьевую воду удобнее всего держать в металлических сорокалитровых флягах. Крышка такой фляги плотно закрывается, и мусор не попадает внутрь, этот же фактор влияет на избежание потерь воды.

Уже при первых бомбёжках водопровод перестал давать воду, а впоследствии и вообще замёрз. Поэтому приходилось выискивать источники воды, а также способы её транспортировки.

Любой автомобиль, проезжающий по занятой врагом территории, автоматически переходит в разряд вражеского. Какие бы вы знаки на него ни лепили, как бы вы ни пытались проехать незаметно, но рано или поздно или у вас его реквизируют, для нужд фронта, или вы попадёте под обстрел, порой устроенный только в вашу честь. Поэтому, велосипед и тачка — ваши надежные союзники и помощники. Наличие в доме, квартире, тачки вообще само по себе уже везение. Это нехитрое транспортное средство поможет вам во многих ваших делах, как-то добыча воды и продовольствия, перевозка вещей, перевозка раненых, провоз добытого вами топочного материала.

Но от хвалебной оды тачке перейдём к местам хранения воды. В любом городе таких мест несколько: пожарные части, больницы, санэпидстанции, технические скважины, военные части, городские водохранилища. В любой пожарной части, больнице есть специальные хранилища воды, подземные резервуары. Вода в них обычно продезинфицирована. Постоянно обновляется и на момент возникновения ЧС обычно предназначается для раздачи населению, но раздачи обычно не происходит по причине того, что эти места первыми захватываются военными и доступ к воде перекрывается. Тот же конфуз ожидает искателя воды в военных частях. Остаётся, обычно, санэпидстанция, пожарный резерв школ, не во всех школах он имеется, и природные источники питьевой и технической воды.

Санэпидстанция. Обычно люди относятся не серьёзно к этому, очень важному и серьёзному учреждению, а зря. Именно саноэпидстанция города, находившаяся в районе моего проживания стала, пусть не единственным, но надёжным источником питьевой воды. Хоть запас, имеющийся в санэпидстанции, и меньше запаса подземных резервуаров пожарных частей, но к обеззараживанию и последующему хранению эта организация относится серьезней, чем даже Минздрав, ведь борьба с возникновениями и распространениями эпидемий — прямая обязанность санитарноэпидимиологической службы (СЭС).

Пример: при употреблении воды, принесённой из пожарных резервуаров, даже после кипячения, ощущался некоторый дискомфорт в желудке и кишечнике, диарея, метеоризм, запор, боли, а вот при потреблении воды, принесённой с СЭС, даже без кипячения, ничего подобного не ощущалось.

Следующий источник воды в во время войны — это скважины, колодцы, родники. Вода из этих природных источников делится на: годную для употребления и техническую. К сожалению, в районе моего проживания была только скважина с технической водой. Эта вода в обычных условиях мало пригодна к употреблению, так как является минеральной, но при общем недостатке и эта вода прекрасно употреблялась.

Не нужно забывать о том, что в водопроводных трубах после выключения насосов остаётся порядочное количество воды. Это особенно заметно в случае проживания человека в низине. Эта вода также годна к употреблению, и важно уметь до неё добраться. Мне удалось это так. После того, как из крана перестала течь живительная струйка, я влез в колодец подвода воды со двора в дом и, открутив ввод в дом от крана, какое-то время набирал воду непосредственно из трубы. Так как мой дом находился не в самой низине, напора воды мне хватило на две недели.

Для технических нужд, как-то стирка, мытьё полов, слив унитаза, купание, я собирал дождевую воду и снег. Для этих целей вокруг дома под желобами у меня стояли бочки. Применением этой, пусть не особо чистой, воды мне удалось поддерживать порядок в доме и экономить такую драгоценную чистую воду.

 

Питание

Сколько бы вы ни накопили съестных припасов до войны, рано или поздно, припасы истощаются. Рассмотрим способы пополнения припасов. Первый способ — это поход в магазин. Нет, не думайте, во время войны магазины не работают, но это совсем не значит, что продуктов в них нет. Никто не советует вам взламывать стоящие в округе магазины в первый же день войны. Просто во время войны нередки попадания авиабомб и снарядов в сами строения, а разрушенное строение — уже не магазин, но и не просто руины. Так, ваш покорный слуга, являясь заядлым курильщиком и особенно страдающий от отсутствия табака, стал счастливым обладателем двух полных коробок «Беломора», просто посетив разбитый снарядом ларёк.

Так как вы не один из тех, кому пришла счастливая мысль посещения магазина в столь не урочное время, то вы рискуете в лучшем случае, просто оказаться перед пустыми полками и подсобными помещениями. Но даже если и так, не отчаивайтесь. Пройдитесь по магазину ещё раз, и фортуна может наградить вас за внимательность. Я, например, в совершенно пустом помещении бывшего магазина сумел отыскать ящик спичек, коробку со свечами, три пачки соли, несколько пачек, пусть и подмокшего, но вполне сохранившегося стирального порошку, и как будто в насмешку оставленный мне, безоружному, обрез двуствольного ружья шестнадцатого калибра. Эта вылазка существенно дополнила мои истощенные запасы.

Но всегда нужно учитывать то, что в подобных помещениях возможны всевозможные «сюрпризы», оставленные вам прошлыми посетителями магазина. Так в одном магазине после внимательного осмотра мной были сняты три растяжки и один гранатометный выстрел. В случае торопливости и невнимательности меня ожидала бы участь, в лучшем случае, калеки.

Кроме магазинов для пополнения продуктовой и хозяйственной корзины, интерес представляют различные базы. Но нужно учитывать тот фактор, что идея мародёрства приходит в голову не только вам, и народ кинется растаскивать продукты и хозяйственные товары гораздо раньше вас, при этом, презрев опасность быть убитыми.

В основном базы и хранилища подвергаются разграблению прямо во время боевых действий или же сразу после прекращения оных. Жители близлежащих улиц, пострадавшие от обстрелов, бомбёжек больше вас, окончательно подъевшие свои запасы, быстрее вас совершат нападение на «бесхозный оазис». Порой, заплатив очень «дорогую цену», вынесут из этого «оазиса» всё самое ценное, но даже после столь быстрого и жадного грабежа многое остаётся или незамеченным, или же оставленным как второсортное. Пример: после того как база неоднократно подвергалась налётам мародёров, мне удалось добыть мешок муки и мешок гороху, а при повторном посещении, ещё коробку карамельных конфет и два ящика бутилированного керосина. Что тоже прилично пополнило мои запасы. Существенным дополнением к рациону является добытое на минных полях мясо убитых сельхоз. животных.

Так, за помощь хозяину в вытаскивании с минного поля раненой коровы (испуганное взрывами и стрельбой животное, проломило дверь сарая и убежало, но по пути попало на минное поле) мне после совместной разделки туши достались нога и ребра. А после того, как снаряды и бомбы начали долетать до улиц «верхнего пригорода», ночью ко мне пришло «просить политического убежища» стадо коз и овец. Естественно, их настоятельная просьба была мной удовлетворена. Так как народу на улице оставалось совсем не много, в основном старики и женщины, то все эти «дары природы» были разделены на всех.

Рыбалка. Многие представляют её на бережке с удочкой в руках, но рыбалка военного времени разительно отличается от рыбалки времени мирного. Первое затруднение заключается в том что водоёмы, пригодные для ловли рыбы, оказываются зачастую по другую сторону фронта от рыбака. Но, даже если водоём находится прямо под боком, то вполне вероятно, что он будет находиться под обстрелом. Если же и этого нет, то бояться стоит «рыбаков» в погонах. Многие части, стоявшие на берегах водоёмов, не брезговали разнообразить свой рацион рыбой. Но об удочках речи и быть не могло. Отсутствие удочек компенсировалось наличием гранат и гранатомётов.

Весь процесс происходил так, прямо к воде подъезжал грузовой автомобиль или бронетранспортёр. Выходили участники «рыбалки». В воду закидывались гранаты. Молодые ребята сгребали возле берега глушённую рыбу, обычно мешка два-три, группа рыбаков садилась в машину и уезжала в расположение части или блокпоста. Весь процесс занимал не более получаса. Вот и вся военная рыбалка.

«А где романтика, где уха и всё что к ней прилагается?» — спросит читатель, а романтика доставалась местным жителям. Хоронясь в высоких камышах, местный рыболов дожидается отъезда военных рыболовов и, убедившись в том, что его присутствие не обнаружено и что военные удалились достаточно далеко, на наспех собранном плотике или на дырявой лодке отчаливает в поисках рыбы от берега. Он рискует получить пулю или осколок, он рискует утонуть или простудиться, но желание хоть как то пополнить свои оскудевшие запасы толкает его на поиски рыбы. После взрыва трёх-пяти гранат оглушённой рыбы много. Солдаты же берут только самую крупную, а вся мелочь, середнячёк обычно игнорируется. Вот за этой мелочью и плывет отчаянный рыбак.

Так как отчаянных рыбаков было много, а солдаты во время штурма любого мирного воспринимали как врага, то трупов в камышах и на берегу было много. Но ради мешка рыбы голодный человек готов идти на риск. Вот и я, поддавшись уговорам соседского паренька его описанию лёгкости и результативности вылазки, оседлав свой велосипед в компании трёх соседей, поехал на такую рыбалку. Как мы объезжали завалы и блокпосты описывать не буду, о них речь поведётся отдельно. Приехав к берегу пруда и засев в камыши, мы ждали военных. Ждать пришлось недолго. Примерно через полчаса к берегу подкатил БТР. Постреляв для верности по камышам из пулемёта, из него вышло пять человек.

После отъезда БТРа мы, столкнув на воду лодку, поплыли собирать рыбу. За такой рыбалкой никто не заметил приезда очередной партии рыбаков. Представьте себе картину, посреди озера лодка. На лодке четыре человека. Туман, обязательный атрибут водоёма в феврале в тех краях. И на берегу настороженные солдаты, приехавшие за рыбкой. Услышав плеск вёсел и не разобравшись, что к чему, эти воинствующие рыболовы принялись сосредоточенно поливать озеро из автоматов. Мы замерли. Автоматные очереди проносились, в каких-то пяти метрах. Но после того как солдаты начали на звук стрелять из гранатомёта, кто как мог, все четверо погребли к противоположному берегу. Всё же два мешка рыбы я домой привёз, но после такой встряски на рыбалку больше не ездил.

После того как базы опустошены, а война никак не закончиться, приходится лезть по домам в поисках съестного. Естественно, сначала уделяешь внимание разрушенным домам. Залезть-то в такой дом не трудно, трудно найти съестное, так как кроме тебя в этот дом уже залазило как минимум с полсотни человек. Поэтому постепенно или прекращаешь искать и довольствуешься тем, что принёс заранее, или начинаешь думать, что бы сменять у военных на продукты.

После этого мародёрство приобретает уже иное направление. Кто-то лезет в дома в поисках сокровищ, а кто-то, как ваш покорный слуга, начинает подбираться к вино-водочному заводу. К этому времени одна из противоборствующих сторон завод оставила, но, как обычно, о своём уходе не поставила в известность противника. И вот ситуация, меж двумя противниками, на ничейной территории находится вожделенный спирт. Сотни людей стремятся пробраться к нему. Десяткам это удаётся. Так у меня дома появилось две фляги спирта и несколько ящиков коньяка и вина. Спиртное на войне — благо! Выпив вечером стакан спирта, ты можешь, наконец, уснуть. И тебя не будет будить ни перестрелка под окнами, ни шастанье по двору мародёров, ни даже попадание в дом мины или снаряда.

Корме того, спирт — это валюта! При этом — валюта твёрдая! На спирт можно обменять всё, начиная от сухпайков и заканчивая трофейным оружием. Я оружием не интересовался, а вот соляркой для ламп, продуктами, и сигаретами очень даже. При этом мне удалось сменять на спирт и свободный проезд через блокпост без пропуска. Так что, велика сила алкоголя во время войны!

 

Спецодежда

Когда речь идёт о всевозможных комбинезонах, защитных куртках, штанах, ботинках с высоким берцем, я привожу всего лишь один аргумент. Будь вы снайпером, как бы вы отнеслись к человеку в защитной форме в перекрёстье вашего прицела? Было бы у вас время и желание рассмотреть в незнакомце мирного человека? Скорее всего, вы бы сначала выстрелили, а уж потом бы разбирались, мирный это человек, или нет. По той же причине я всегда предостерегаю о нанесении на одежду любого опознавательного знака. Всё что бросается в глаза, вероятней всего, вызовет вашу смерть. Моя одежда была проста, старая зимняя куртка, старые штаны, свитер и шапка. Чем естественней вы выглядите, тем больше у вас шансов не стать мишенью.

Часто задают вопрос, а почему при обилии валяющегося прямо на земле оружия я не обзавёлся автоматом или хотя бы пистолетом. Отвечу, во первых, обилие оружия валяющегося на земле — это миф. Конечно, разбитое, не годное оружие попадалось, но всё, что годилось для боя, подбиралось. При этом рисковать своей жизнью из-за разбитого ствола — непростительная роскошь. При мне убили мужчину за поднятый пустой корпус от гранатомёта. Он хотел перед женой покрасоваться, но забыл об этом снайперов предупредить. Во вторых, негодное оружие никак тебе не поможет в случаи нападения на твой дом, а вот при зачистке у военных возникает множество вопросов.

 

Зачистка

После захвата (освобождения) района подразделение проводит зачистку района, дабы не иметь противника в своём тылу. Обычно зачистка начинается утром. Группа солдат во главе с офицером блокирует улицу и начинает проверять каждый дом. Дома, жители которого не вызывают подозрения, проверяются поверхностно. Только документы и наличие непрописанных граждан в доме, но дома потенциального противника проверяются с особой тщательностью.

Осматривается дом, чердак, двор, все подсобные помещения. Проверяется прописка у жителей дома, при этом требуют снять верхнюю одежду на предмет наличия характерных отметин от применения оружия. Наличие синяков на плечах от применения оружия, потертостей от ношения оружия на ремне, потёртостей на локтях и коленях от постоянного перемещения с их использованием.

Также особому обыску подвергаются дома, на жителей которого поступил донос об участии их в оказании сопротивления. Да, да, да, любой из ваших соседей, с кем вы делили все тягости фронтовой жизни, кого вы укрывали у себя от бомбёжек, с кем вы доедали последний кусок хлеба, запросто может, вспомнив старую обиду, донести на вас. На меня донесла семья соседей, проживающих за общим забором и прятавшихся у меня в погребе от бомбёжек. По их доносу проверка моего дома длилась с утра и до наступления комендантского часа. И лишь заступничество остальных соседей, готовое перерасти в открытое столкновение солдат с бабушками, удержало офицера от того, чтобы забрать меня в комендатуру для полной проверки.

Зачисток бывает много. Каждое подразделение, сменяя ушедшее, проводит свою зачистку, но страшнее армейской зачистки зачистка, проводимая силами внутренних войск и ОМОНа. Страшнее по причине того, что армейские части, проверив на наличие или отсутствие оружия и на отсутствие не прописанных в доме, теряют к улице интерес, а вот при зачистке проводимой ВВ или ОМОНом, выявляются ещё и нелояльные к власти граждане. Обычно под эту категорию попадали все оставшиеся горожане.

Поэтому проверки ОМОНа происходят с особым цинизмом и жестокостью. Первое оружие при зачистке — доброжелательность. Если ты уважительно относишься к производящим обыск солдатам и офицерам, если ты сам уверен в том, что ничего запрещённого в доме и дворе нет, если ты спокойно, протянув документы, стоишь под прицелом бойца, передвигаешься только по просьбе открыть ту или иную дверь, то можно считать, зачистку проведут без придирок и излишней нервозности. Не стоит при проверке отводить глаза от собеседника, не стоит также его «есть глазами». Нервное поведение, бегающий взгляд, продолжительное молчание или неуместная говорливость, нежелание открывать двери или излишняя угодливость, всё это может привести к повышенному вниманию, а порой к придиркам.

Просто отнеситесь к зачистке как к необходимой неприятности. Военным тоже не хочется особо долго её проводить, ведь домов-то на улице много. Встаньте, где было приказано, спокойно подайте требуемые документы, откройте двери дома и подсобных помещений. Чем меньше вы нервничаете, тем быстрее данная процедура закончится. После обыска в доме вы можете пригласить офицера в дом, а пригласив, предложить ему чаю или компоту. Сам я не предлагал, по причине описанной выше, но несколько раз слышал от других жителей о том, что этот способ приводил к ускорению обыска.

 

Передвижение по городу

Совет первый: передвижение по городу осуществляется только при свете дня. Любое передвижение с наступлением темного времени суток повышает шансы на гибель. Мало ли кто передвигается по улице ночью? Военные обычно проводят передислокацию войск, доставку боеприпасов, разведку. Но у военных есть радиосвязь, о приближении к месту ведения боевых действий они заранее предупреждают друг друга. Мирный же человек радиосвязи не имеет и поэтому любой солдат, пулемётчик, снайпер при виде его сразу же открывает огонь. И он прав. Он не обязан выяснять, какое лихо погнало вас в такую темень из дома. В темноте вероятность нападения на него гораздо выше, чем днём, и поэтому применение оружия — не лишняя предосторожность. Продвигаясь днём, вы видны и, если вы не похожи на врага, то нет никакого смысла военному в вас стрелять.

Ещё один вопрос, как передвигаться по местности под артобстрелом? Отвечу одним словом, да никак. Если при стрельбе из ручного автоматического оружия ещё есть шанс переползти, перебежать и прочее «пере», то во время артобстрелов, особенно миномётных, лучший способ просто переждать обстрел в убежище. Ну а если обстрел застал вас на улице? Не паникуйте, ищите подвал, щель, подъезд дома. Любое строение, худо-бедно, но может защитить вас от осколков снаряда и крошева строительного мусора. От прямого попадания — вряд ли, но будет ли это прямое попадание? На моей практике, именно паника, вызванная обстрелом, была самым тяжёлым фактором. И гибли обычно метающиеся и паникующие люди. Спокойно спрятавшийся человек обычно выживал, а бегающий и орущий погибал в первые минуты от осколков.

Большинство людей во время войны предпочитали передвигаться по тротуарам вдоль заборов и домов. При этом выбирали чуть ли не главные улицы города. Естественно гибли под пулями и снарядами воюющих сторон, а ведь всего-то, пройди метров двести до соседней параллельной улицы. Да, страшно, да стреляют, но вероятность того, что соседняя улица тоже обстреливается, мала. Особенно если соседняя улица — узкий проулок. Все боевые основные действия ведутся по центральным улицам. По ним может пройти техника, на них стоят самые красивые многоэтажные дома. Есть где построить оборону, есть место манёвра для взлома этой обороны. И буквально рядом есть улочки, в которых вести боевые действия, кроме обходов противника с тыла, просто не удобно. Да, они обычно тоже находятся под обстрелом, но, сколько бы не было нападающих и обороняющихся, перекрыть все улицы достаточно большим количеством войск всё равно не реально.

Основные боевые действия разворачиваются на промышленных окраинах и ближе к центру города. Почему? Потому что центр города — это правительственные здания. Захват центра города лишает обороняющихся общего управления, а так же деморализует их. Промышленные районы могут быть задействованы в производстве и ремонту техники. Поэтому захват этих районов — лишение обороняющихся производственной базы. Следовательно, куда следует передвигаться мирному человеку в охваченном войной городе? Выход один — в спальные районы и частный сектор. К сожалению, в нашей стране расположение спальных районов чередуется с расположением промышленных объектов. Поэтому, даже в спальных районах могут происходить боевые столкновения противоборствующих армий. Но, если в центре эти боевые действия происходят со всей жестокостью и накалом, то чем ближе к окраинам, бои перерастают в отдельные, недолгие стычки. Следовательно, житель окраины находится в гораздо более выгодном положении, чем житель центра города. И в случаи вынужденного передвижения человека по городу, этот фактор нужно учитывать.

Для получения более полной информации о положении дел следует отыскать ближайшую высокую точку города. Наблюдение с высоты за передвижением войск, как обороняющихся, так и наступающих, может дать обывателю гораздо больше информации, чем расспросы беженцев или прослушивание радио и теле передач.

 

Беженцы

Ночуют беженцы по пути следования, где придётся, едят то, что припасли или то, что им вынесли сердобольные жители. Многие просятся на постой. У меня самого не раз ночевали беженцы. Но зачастую под беженцев маскируются те, кто хотел бы присвоить твоё имущество. Так, безобидная с виду мать с ребёнком вполне может оказаться наводчицей банды мародёров. И ты об этом узнаешь только тогда, когда придётся самому побираться по причине излишней доброты. Порой группа людей, просящаяся на ночлег, может оказаться и бандой хорошо подготовившихся преступников.

Как же отделить настоящего беженца от человека, готовящего вам неожиданный «сюрприз»? Первое правило: расспрос. Обычно человек, вышедший из пекла, на вопрос, откуда он, ответит мирным названием улицы, на которой жил, или просто скажет вам район. Человек же подготовленный ответит подробно, да ещё и расскажет вам историю того, с каким риском для жизни он покинул своё жильё, а по пути и попробует частично возложить на вас решение своей проблемы. Сразу же возникает чувство подготовленности произнесённой речи. Сразу же берите это на заметку и приступайте к следующему: осмотр.

В чём выскакивает человек из дома в случаи беды? Правильно, в домашнем. То есть, что одето было, максимум верхняя одежда, это, пусть грязная, порванная, но нормальная одежда. Мне же приходилось видеть, или искусно порванные лохмотья, или добротные вещи, не испачканные и не порванные. В первом случае, это женщина, одетая в пальто, но держащая за руку почти раздетого ребёнка. Во втором, господин в кожаном плаще, в военных ботинках, шикарном свитере, нутриевой шапке. И в первом, и во втором случае мне был предоставлен короткий, но ёмкий рассказ о том, сколько лишений пережил человек и пока я здесь нормально «жирую», ему приходилось выбираться с такого.… А не приму ли я его на ночлег? После моего отказа на меня было вылито столько упрёков, что человек после этого не может не принять. Можете обвинить меня в бессердечии, после такого я просто закрыл дверь и ушёл в дом. И человек, высказывающий мне упрёки, по видимому, не голодал, да и со сном у него было всё нормально, судя по тому, как он выглядел.

Но ещё больше в моей правоте при выборе беженцев, меня утвердил третий человек. Это был одетый в лохмотья парень, с осунувшимся лицом, нервный и крикливый. Он просто потребовал от меня впустить его, так как я тут в тепле, а ему приходится скитаться по причине потери жилья. Внимательно присмотревшись, я вдруг узнаю в нём человека, живущего в трёх кварталах от моего дома, в мирное время — пьяницу и мелкого воришку. Но, не подав вида, начинаю расспрашивать его о том, где он жил, как получилось, что пришлось убегать? В ответ мне поведали, о несуществующей улице, о несуществующем адресе, а узнав о том, что я не русский, и о том, как зверские российские войска, убив всех, но оставив в живых почему-то именно его, разрушили его жильё. Всё это говорилось с таким надрывом и нервностью, что, не узнав я его, прослезился бы. Да я слышал о подобных выходках военных с обеих сторон над мирными жителями. Но не в этом случаи. Когда же я напомнил ему о том, что мы с ним в мирное время часто пересекались по причине проживания в одном районе, поток упрёков резко перерос в угрозы и оскорбления. Пришлось не только закрыть дверь прямо перед носом, но и хорошенько врезать и по самому носу.

Так что, если вы не уверены в том, что постоялец ночью не прирежет вас из-за пары золотых серег вашей жены или мешка с картошкой, лучше не рискуйте. Пусть это станет самым страшным вашим грехом. Обычно катастрофы типа войн, пожаров и наводнений вскрывают самые потаённые пороки в характерах людей. Вроде бы вы знаете этого человека не первый день, вроде бы даже приятельствовали, а встречаете его в необычной обстановке и он, вместо того что бы поддержать, готов вас прирезать. Любой человек, вставший на путь мародёрства, прежде всего, идёт грабить тех, у кого не раз был дома, где всё ему знакомо, где точно знает — хозяев нет и отпор давать некому. Поэтому, прежде всего, опасайтесь людей, бывших с вами в приятельских отношениях в мирное время.

 

Приятели

Никто не знает, как изменит человека война. Если всмотреться в себя, то можешь заметить — ты уже не тот, каким сам себя представлял. Многое из человеческого характера, хорошее и плохое, война безжалостно перетасует и обнажит.

Поэтому не пытайтесь отнестись к своим давним приятелям так же, как и в мирное время, скорее всего, у вас ничего не получится. Выжить в изоляции при войне человеку просто невозможно. Общаться нужно и важно, но постарайтесь прежде понять, что стоит за этим общением. Дай вам Бог, чтобы человек пришёл к вам с добрыми намерениями. Ведь вполне может случиться, что, открыв знакомому дверь, вы получите пулю в лоб. Подумайте над этим хорошенько!

 

Женщины

Женщина — мать. Она всегда о вас заботится. Конечно же, она всё знает гораздо лучше и потому-то имеет право на навязывание своего решения. Она боится за вас и ей легче просидеть без еды и воды, нежели отпустить вас рисковать. Каждая царапина на вашем теле будет восприниматься ею как огромная рана, ещё раз доказывающая, что не зря она была против ненужного риска. Война — обычный повод многим матерям взять своего ребёнка в «ежовые рукавицы». Так что, лучший выход — поспешная эвакуация матери подальше от взрывов и стрельбы. Если же нет возможности эвакуировать, то пойдите на хитрость, выделите ей «самое ответственное задание» и постоянно напоминайте ей о том, что это «задание» самое ответственное и опасное. Мне удалось подальше от греха отправить родителей в другую республику к родственникам, а вот моему соседу — нет. И взрослый человек, подавшись на уговоры матери, всю войну просидел в подвале и голодал. Он остался жив, но ведь и я остался жив.

Женщина — жена. У этой категории женщин всегда особые права на мужчин. Поэтому к постоянному беспокойству о жизни и здоровье мужа примешивается беспокойство о жизни и здоровье детей. Вследствие этого постоянного беспокойства, жена то пытается удержать мужа рядом, то гонит его делать всё для того, чтобы прокормить детей. При этом оба варианта постоянно меняются.

Самое страшное для мужчины — жена авторитарная. Растерявшись, она сама запросто вгонит в панику всю семью и вместо того, чтобы пытаться наладить более сносную жизнь, мужчина прилагает титанические усилия к установлению порядка. Сразу же, при первых залпах, берите нити управления в свои руки, разделите обязанности каждого члена семьи. Выделите каждому его участок ответственности, а жену поставьте руководить всем этим сложным механизмом, оговорив для себя «второстепенную роль» в обеспечении продовольствием и водой. Тогда вам никто не помешает совершать самые рискованные и самые продуктивные вылазки, мало того, жена, командуя семьёй, снимет с вас обязанность делать это самому.

Женщина -дочь. Чем моложе дочь, тем легче её уговорить не шалить и слушаться маму, но взрослая дочь — огромный риск для выживания всей семьи! Так как бойцы любой армии мира — прежде всего мужчины, а женщина на войне — явление редкое, то частые посещения вашего дома и постоянные домогательства по праву сильного вам гарантированны. Вывод, эвакуация вместе с матерью! Если не получится, строжайший приказ из дому не высовываться и меньше мелькать в окнах.

Самый страшный вариант, женщина — подруга. Забудьте о ваших романтических бреднях, о том, как вы спасаете её от посягательств тысяч мужчин, как вы вместе ходите за водой и на вылазки, лучше оставьте её дома! Желательно при этом убедиться в том, что дома, это именно дома, а не во дворе или на улице рядом. Мало того, что будет множество претендентов на обладание вашей подругой, она сама может подтолкнуть вас к совершению необдуманного поступка или к совершению преступления. При этом, сама она спокойно остаётся в стороне, посматривая на «героические потуги своего рыцаря»

 

Соседи

Рано или поздно, но одна армия город оставляет, тогда как вторая в него входит. Припасы к тому времени истощенны, взять их уже негде. Зачистки домов фронтовыми частями и ОМОНом уже закончились. Наступает время налаживания мирной жизни. Законы прошлой власти уже не действуют, законы нынешней ещё не действуют. Город переполнен войсками, техникой, журналистами, благотворительными организациями. Внезапно вы узнаёте о появлении администрации города. Зачастую, это те же лица, что стояли у руля при прежней власти. Вроде бы — самое время вздохнуть облегчённо, война прошла, вы живы, семья не пострадала. Человек расслабляется и сразу же, в виде наказания, получает новые, очень не приятные, проблемы. Первая из них — соседи.

Итак, соседи. Нет, не те, что сидели под взрывами в подвалах, не те, что смотрели на тебя голодными глазами, а те, кто успел уехать до полной блокады города. Они возвращаются в свои дома. А дома раскрыты, а вещи, разворованы, да ещё и нагажено в комнатах. Естественно, самые обиженные — именно эти соседи. Им глубоко наплевать на то, что вы, находясь в городе, рискуя жизнью, спасли им кров и маленькую толику их имущества, они задают вопрос, а почему ты не сберёг всего. Их возмущению нет придела, и тот факт, что не будь тебя, возвращаться бы им было некуда, совершенно их не волнует. Есть с кого спросить, есть кого обвинить. Остался — воровал. Логика железная!

На голову человека, прошедшего семь кругов ада, сыплются не благодарности, а обвинения. Взятая во время войны фляга может перерасти в обвинение тебя в полном разграблении тобой их жилища. Посыплются угрозы, попытки поиска у тебя своих вещей, требованье вернуть всё, что пропало в их доме. Ваш довод о том, что дом стоял без хозяев, что происходили зачистки и грабежи, что мародёры всех окрасов и мастей посещали именно их дом как клуб по интересам, отметаются соседями сразу — ты остался, ты и воровал. Они не могут предъявить претензии кому-то ещё, во время грабежа их-то не было, поэтому все проклятия и всё недоверие — «любимому» соседу.

Поэтому, примите мой совет: ни грамма муки, ни глоточка воды, ни гвоздика не берите из дома соседа! Как бы вы близки с ним ни были до войны. И никогда не берите на себя ответственности за сохранность его жилища. Разворовывают, пусть воруют, ломают, да и чёрт с ним! Война всё равно проведёт границу между теми, кто уехал, и теми, кто остался. Те, кому посчастливилось уехать, вернувшись и видя то, что осталось от их жилья, никогда не поймут того, кто остался и чьими усилиями, хоть что-то сохранилось.

 

Снова вода

Новая власть — новые порядки. Придя очередной раз за водой, вы вдруг обнаружите закрытые резервуары и охрану возле них. Вас соберётся толпа, жаждущих получения влаги, вот этой толпе и объяснят, что пить эту воду, оказывается, опасно, что для улучшения водоснабжения населения администрация и благотворители выделили средства на починку водопровода, а пока его не починили, воду вам будут доставлять автомобильным транспортом. Правда, транспорта осталось мало, поэтому вода будет доставляться ограниченно. Во дворе школы установят пластиковый резервуар с кранами для забора воды и по часам станут эту воду привозить. Представьте, толпа народу, пришедшая на водопой в положенное время, ограниченное количество кранов, давка, ор, слёзы, драки за очередь и прочие развлечения, романтика!

 

Гуманитарная помощь

Ещё одно романтическое мероприятие — раздача гуманитарной помощи. Вот где сильнейшая встряска для вашей, и так уже покалеченной, психики. В одном из домов квартала выделят помещение для хранения и раздачи гуманитарной помощи.

Вы не знаете, что такое гуманитарная помощь? Объясняю. Это то что появляется в первую очередь на базарах во время войны в городах, близких от очага конфликта. При этом, на базарах «гуманитарной помощи» много, но за деньги, а вот в местах прямого применения её обычно мало, но бесплатно. Столь мало, что коробку продуктов из расчёта на одного человека на три-пять дней, выдают на трёх, а то и на пятерых человек. Малое количество гуманитарной помощи компенсируют подвозом продуктов из других, не затронутых войной, городов. Эти продукты тоже раздают бесплатно. Разница между «гуманитарной помощью» и этими продуктами лишь в одном, если «гуманитарку» можно, хоть и с трудом употреблять, в пищу, то эти продукты зачастую в пищу не годятся. Так на нашем квартале выдавали муку чёрного цвета и с червями, подсолнечное масло, негодное для использования, консервы, взрывающиеся при вскрытии, червивую фасоль.

А теперь, самый большой курьёз. Выдачу гуманитарной помощи начинают производить не в военное время, когда народ идёт на преступление ради еды, а после, когда приезжают жители, покинувшие город во время войны. И именно им достаётся львиная доля продуктов. Так как и сил у них побольше, и нервотрёпки было поменьше. Человек, прошедший войну, обычно просто махнёт рукой и уйдёт добывать продукты старым, проверенным способом.

 

Лечение

Обычно на войне болеют редко, но если болеют, то либо быстро выздоравливают, либо столь же быстро умирают. Но после войны весь тот стресс, что получил мирный когда-то человек, мгновенно оборачивается целым букетом внезапно вылезших болячек. Мгновенно «сыплются» зубы, появляется язва желудка, начинают мучить головные боли. Человек не может уснуть, а если и спит, то плохо, и не высыпается.

Это лишь скромный список моих собственных болезней. Я видал списки раз в пять длиннее. Лечение стоит денег и времени, а выживший в такой «мясорубке» человек, обычно ценит и то, и это. Поэтому просто не лечится или по-быстрому залечивает. Вам бы не советовал столь наплевательски относиться к своему организму, если, конечно, в процессе выживания вам не надоело жить.

 

Унижения

Есть ещё множество видов «народных развлечений» призванных облегчить жизнь человеку после серьезных испытаний перенесённых им. Выдача компенсаций за разрушенное жильё, выдача одежды, сбор утерянных документов, вот далеко не полный список. Но, как замечено не мной, в основном все эти мероприятия, вместо оказания помощи человеку, приводят к полному его унижению, а если добавить к этому списку ещё и поиски пропавших без вести родственников, опознание близких в трупах, пролежавших долгое время в «братских» могильниках, то ситуация вообще становится просто ужасающей. Человек даже после продолжительного времени после войны, продолжает нести свой крест. Он оглушён, растерян, зачастую не знает законов, ему можно «впарить» любое враньё и он поверит. Кроме того, пора жалости и участия к этому человеку других, не прошедших и не знающих, что такое война, людей, сменяется на раздражение. И часто начинаешь слышать в ответ на просьбу о помощи скупое — «нечего было там сидеть. У каждого свои проблемы»

 

Работа

Ещё одна проблема, возникающая сразу же после войны, — работа. Точнее, её отсутствие. Места вашей прежней работы разрушены. Финансирование этих организаций ещё не началось. Работа становится бесплатным развлечением. Есть, конечно же, выход, идти на стройку, благо строить и восстанавливать после войны много, но, пользуясь полным человеческим безденежьем, платить за работу вам будут копейки.

Ещё выход, это базар. При полном отсутствии магазинов, базар становится и единственным местом что-либо купить и чуть ли не единственным местом работы. Но базар хорош для того, кто выставляет свой товар. Поэтому во время войны позаботьтесь о выборе товара, складировании и как только перестают бить орудия, смело начинайте торговать. Первыми покупателями у вас будут военные, а потом и местное население подтянется. И чем раньше вы начнёте сезон распродажи, тем удачнее будет ваш бизнес.

Ещё одна возможность заработка в послевоенном городе, это открытие своего дела. Из всех вышеперечисленных вакансий, эта, пожалуй, самая прибыльная. Так один мой родственник, проработавший долгое время до войны пекарем, после войны открыл свою пекарню, а знакомая женщина, имеющая большой опыт в лечении зубов, стоматологический кабинет. При этом многие организации, имеющие право запретить твой маленький бизнес, либо отсутствуют по причине войны, либо ещё не сформированы, либо смотрят «сквозь пальцы» на отсутствие нужных документов и положенных условий для клиентов. Ведь те, кто работают в этих организациях, тоже сидели в подвалах, тоже страдали от голода, бомбёжек и прочих лишений. Эти люди прекрасно понимают человека, открывшего, к примеру, кафе, но не обеспечив при этом наличие водопровода и канализации. Такие люди сами посещают подобные заведения, питаются, лечат зубы, стригутся. Созданный тобой «островок мирной жизни» позволяет им, хоть на время забыть о том, что весь город в руинах, что война ещё идёт, хоть на время, попасть в эту самую, так давно позабытую, мирную жизнь.

 

Поствоенный синдром

Постепенно происходит деление среди людей прошедших войну. Многие бравируют самим фактом проживания в городе во время войны. Они начинают свысока, поглядывать на соседей, вовремя уехавших. Эта бравада произрастает, из не способности вовремя перестроится на мирные рельсы. Возникшая социальная изоляция, обусловливаемая полной душевной разрухой. Человек замыкается в пределах своего двора и в пределах своих переживаний. Каждый день он «проигрывает» в своих воспоминаниях тот ужас, что ему пришлось пережить. Таким людям просто необходима помощь психолога, но как и где её получить, они не знают. Поствоенный синдром может продолжаться годами, полностью высасывая из человека все душевные силы.

Ещё одна группа людей, старается поскорее забыть о том, что им пришлось пережить. Обычно, такие люди покидают место своего жительства и уезжают подальше. Это даёт им призрачную надежду, не видя города своей жизни, смешиваясь с людьми, не пережившими подобное, забыть произошедшее. Но, как показывает практика, забыть ничего не удаётся. Человек постоянно навязывает себе и другим традиции и принципы, привычной ему жизни, или полностью отвергает, в себе то, что хоть чем-то напоминает ему прошлое. Пример: не пьющий человек, попадая после войны в незнакомую атмосферу, легко спивается. Группа таких людей, проживающих, волею судьбы, в другом городе, поначалу стремятся изолироваться в своём, привычном ареале, но впоследствии группа распадается. Каждый из бывших членов группы дистанцируется от остальных. Перестаёт поддерживать контакт, а со временем, теряется.

Большое количество человек пытаются возместить свои страдания, приобретением финансовых и вещественных благ. Постоянной спекуляцией на факте пережитого ими риска уничтожения, эти люди добиваются улучшения своих материальных и жилищных условий. Обычно, такую группу составляют члены одной семьи, потерявшие в войне родственников, жильё, нажитое. Переехав в другой город, или находясь в городе прошедшим войну, они постоянно требуют внимания к своим проблемам, напоминая о том, что данные проблемы возникли не по их вине. Такая линия поведения обычно помогает им устроиться на новом месте, но оказанных им услуг постоянно не хватает, а потому жалобы продолжаются, приводя к формированию отрицательного мнения о таком человеке. Что, в свою очередь, приводит не к адаптации на новом месте жительства, а к полной изоляции. Болезнь такого контингента людей в отсутствии привычного для них уклада жизни, постоянном напоминании себе о прожитом.

И последняя категория, это люди, стесняющиеся того, что им пришлось пережить. Человек такой категории обычно не рассказывает о своей жизни. Он создаёт видимость гармоничной адаптации в непривычном для себя месте, но, увы, это только видимость. Такие люди больше всего подвержены психическим заболеваниям и ранней смерти. Вся проблема такого человека — неумение высказать мучающее его.

Проблема всех перечисленных мной групп — постоянная готовность к возможности повторения ранее пережитого. Не надо забывать, люди, единожды прошедшие ад, готовы к возвращению его. Их моральные и душевные установки претерпели изменения. Мировоззрение такого человека существенно отличается от мировоззрения мирного гражданина. Если к этому добавить улучшенное чутьё на возникновение угрозы, постоянную психическую готовность, измененную логику поведения, то в случае возникновения угрозы повторения прожитой ситуации этот человек имеет гораздо больше шансов на выживание. Попросту говоря, в подобной ситуации он знает, что нужно делать, куда нужно бежать, где укрыться, что взять с собой, а что добыть «в поле». С него мгновенно слетает «шелуха» цивилизации и моральные установки мирного времени. 

источник








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 4.07.2014
  • Статус: Пользователь offline
  • 1318 комментариев
  • 0 публикаций
^
Вот здесь http://planeta.moy.su/blog/instrukcija_dlja_vyzhivalshhikov_kak_ehto_bylo_v_bosn
ii/2012-07-23-25094

Инструкция для выживальщиков. Как это было в Боснии.
Это рассказ человека о том, как он и его «клан» выживали на протяжении года в городке с населением 60 000 человек в период распада Боснии в 1992 году. И, несмотря на то, что это описание чрезвычайной ситуации, все сказанное им может помочь предвидеть определенные реалии и учесть это в подготовке к ним.
«Я из Боснии, а вы знаете, что там был ад с 1992 по 1995 годы. В течение года я жил и выжил в городе с населением 60 000 человек без воды, электричества, бензина, медицинской помощи, гражданской обороны, системы распределения продовольствия и других муниципальных служб, без какой бы то ни было формы централизованного управления.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru