Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » Украина повторит не хорватский, а боснийский сценарий

Украина повторит не хорватский, а боснийский сценарий

3.09.2018, 20:29
(голосов: 1)

28 августа 1995 года в Сараево на городском рынке Маркале произошел взрыв, в результате которого погибли 43 человека. Кто стоял за терактом — так и не было установлено. Однако власти США поспешили возложить коллективную ответственность за случившееся на боснийских сербов, в результате чего силы НАТО провели в августе — сентябре 1995 года первую в истории альянса масштабную военную операцию — «Обдуманная сила». По Республике Сербской было нанесено свыше тысячи ударов бомбами и ракетами. Под прикрытием авиации НАТО боснийские и хорватские войска перешли в наступление против РС, захватив около 400 квадратных километров территории и изгнав с них свыше 50 тыс. мирных жителей. Республика Сербская не могла ничего противопоставить военному потенциалу НАТО…

Национальные и религиозные проблемы в Югославии после завершения Второй мировой войны во многом были дезавуированы Иосипом Броз Тито, подчеркивавшим, что в условиях политического единства народы могут прийти к согласию по национальным и религиозным вопросам. Однако после смерти Тито в созданной им социалистической Югославии начались вспышки этносепаратизма, за которыми явно просматривалось влияние внешних сил. Если словенцы, которые были изначально достаточно сильно обособлены исторически и географически, отделились быстро и относительно безболезненно (их конфликт с центральными властями Югославии оказался недолгим), то разделение остальной страны вылилось в настоящую кровавую бойню.

История распорядилась таким образом, что провести четкую «этнографическую» границу между Сербией, Хорватией и Боснией было невозможно. Какие-то триста лет назад один брат в семье мог остаться православным, другой — принять ислам, третий — стать католиком и начать служить Габсбургам. При этом их потомки продолжили жить рядом, называясь сегодня соответственно сербами, бошняками и хорватами. Ситуация усугублялась тем, что в период мирного сосуществования при Тито, люди массово заключали смешанные браки — барьера в общении в виду общности языка не существовало, а религиозные в условиях светского государства временно отошли на второй план. Однако в конце 1980-х — начале 1990-х годов ценностные различия, существовавшие между представителями различных общностей, взбурлили и под влиянием политической пропаганды привели к чудовищным последствиям.

То большинство, которые имели в Хорватии и Боснии представители «титульных» этносов было относительным. Например, в Боснии и Герцеговине бошняков проживало чуть более 40%. Сербы составляли примерно треть населения республики, хорваты — около 17%. Ситуация сложилась патовая. Бошняки были настроены на создание своего этнического государства, претендуя при этом на земли, заселенные сербами, которые оказались почти равнозначной им в количественном отношении национальной группой в БиГ.

В 1991 году сербо-хорвато-боснийские противоречия перешли в стадию острого кризиса, вылившегося в «войну всех против всех». Все заварилось в Хорватии. Компактно проживавшие там сербы, естественно, не желали отделяться от единой Югославии. Хорваты же, взявшие в одностороннем порядке курс на независимость, решили «прихватить» и сербские территории, формально относившиеся к их республике. Все это привело к столкновениям, переросшим в войну.

Что касается Боснии и Герцеговины, то представлявшие бошняков в республиканском парламенте депутаты, не имея конституционного большинства, провозгласили, тем не менее, независимое государство и организовали изначально не соответствовавший требованиям закона референдум, который был проигнорирован сербами. Европейские политики, не желавшие начала большой войны в Боснии, посадили все стороны конфликта за стол переговоров и склонили их к подписанию 18 марта 1992 года Лиссабонского соглашения, согласно которому межнациональные трения разрешались путем максимальной децентрализацией власти и передачи широких полномочий на уровень национальных объединений. Однако лидер бошняков Алия Изетбегович 28 марта встретился с послом США Уорреном Циммерманом и после разговора с ним сразу же отозвал свою подпись под соглашением, взяв курс на войну.

Незадолго до этого, бошнийские бандиты в Сараево открыли огонь по сербской свадьбе, убив отца жениха Николу Гардовича и ранив священника. В Боснии начались этнические столкновения, которые резко обострились после выхода лидеров бошняков из переговорного процесса.

Боснийские власти с помощью американцев стали создавать собственную армию, при которой возникли группы боевиков, занимавшиеся грабежами и мародерством. Начались убийства мирного сербского населения, возникли концлагеря, в которые бросали как сербов, так и хорватов, отказывавшихся сербов убивать.

2 мая 1992 года бошняки осадили казармы югославской армии в Сараево, а 15-го — боснийские и хорватские боевики атаковали уходящую из республики колонну 92-ой моторизованной бригады. Югославские силы в ответ взяли в осаду боснийские районы Сараево. А в район компактного проживания хорватов в Боснии вошли части хорватской армии. С целью защиты своих прав сербское население Боснии объявило о создании нового государства — Республики Сербской.

На этом фоне происходило ожесточение всех сторон конфликта. Подвергавшиеся преследованиям сербы массово бежали из районов, где большинство жителей были бошняками, в свою очередь бошняки, опасаясь расправы, покидали регионы компактного проживания сербов. А вот местные хорваты разделились. Часть из них выступала за союз с бошняками против сербов, другие — за объединение с сербами для защиты от бошняков.

7 января 1993 года бошняки устроили в нескольких населенных пунктах страны резню мирного сербского населения, включая детей и стариков. В мае 1993-го Совбез ООН создал «зоны безопасности» вокруг ряда боснийских городов. Этим воспользовались боевики из числа бошняков, атаковавшие сербские силы, а затем — отходившие под прикрытие ООН. В 1992—1993 годах хорватские силы провели против бошняков серию этнических чисток в долине Лашвы, пик которых пришелся на апрель 93-го. Среди их жертв оказались как 3-месячный ребенок, так и 81-летняя женщина.

В марте 1994-го представители боснийской и хорватской общин подписали соглашение о создании Федерации Боснии и Герцеговины. В августе Республика Сербская согласилась на то, что сербам будет передано 49% БиГ. Однако межэтнические столкновения продолжались. Авиация НАТО наносила время от времени удары по сербским позициям и сбивала самолеты РС.

В 1995-ом резко обострилась ситуация в Сребренице. Этот город еще в 1992 году был отбит бошняками у сербов и превращен в анклав на территории РС. Из него боснийские силы совершали рейды на сербскую территорию, убивая и грабя мирное население. В результате этих рейдов и обстрелов, в районе Сребреницы погибли свыше 3000 сербов. В июле 1995-го боснийские силы из анклава были изгнаны. При этом Войско Республики Сербской организовало эвакуацию стариков, женщин и детей. По версии бошняков, около 7−8 тысяч бойцов боснийских отрядов и мужчин призывного возраста были убиты представителями сербских сил.

Боснийская сторона называет эти события «Резней в Сребренице». Однако объективного подтверждения такой трактовке событий нет. По словам представителей сербской стороны, самосуды над боснийскими мужчинами действительно имели место. Однако их жертвами стали лишь около ста человек. Еще около 2 тысяч бошняков погибли, пытаясь прорваться с оружием в руках через сербские позиции. По мнению ряда западных экспертов, расправа над мужчинам-бошняками объективно имела место, но была вызвана убийствами ими тысяч сербских женщин и детей. Позднее Международный трибунал по бывшей Югославии объявил события в Сребренице преступлением и осудил за него лидеров боснийских сербов.

После событий в Сребренице и взрыва на рынке в Сараево и началась операция НАТО «Обдуманная сила», приведшая к массированному наступлению бошняков и хорватов на сербов и поражению последних. Руководство Республики Сербской вынуждено было согласиться на переговоры на заведомо невыгодных для себя условиях и заключить в ноябре — декабре 1995 года Дейтонское соглашение, согласно которому возникло государство, состоявшее из двух частей — Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. Функции главы государства были переданы президиуму, в который входили три человека, — по одному от каждого из народов. Кровопролитие прекратилось, однако, устойчивый мир и процветание за 23 года в Боснию так и не пришли…

Причины этого не только в последней войне. Корни противостояния уходят в далекое прошлое.

Славянские предки современных сербов и хорватов пришли на Балканы в средние века с территории Восточной Европы. Их прародина находилась где-то в районе современных Чехии, Словакии, Лужицы, Закарпатья и Буковины. На Балканах они смешались с местным дославянским, преимущественно иллирийским романизированным населением. В результате возникла общность очень близких друг к другу народов, объединенных одним языком, однако со временем она была дезинтегрирована политическими и религиозными факторами, в частности — османским завоеванием. Предки современных сербов сохранили свою идентичность даже под турецким господством, предки хорватов на несколько столетий ушли под власть венгров и Габсбургов. Сербы, отказавшиеся от православия и принявшие ислам (за это они получали ряд налоговых и судебных льгот) стали бошняками.

В итоге, когда в начале ХХ века началось политическое объединение южнославянских народов, живущих на Балканах, в единое государство, сербы, хорваты и бошняки, несмотря на общий язык и близкое происхождение, оказались разорваны между тремя религиями и цивилизациями.

Православные сербы тяготели к России, католики-хорваты ощущали близость к Западу, а бошняки — к исламскому миру. При этом еще в XIX веке под процесс интеграции были заложены дополнительные идеологические бомбы замедленного действия. Так, австро-венгерский политик, ратовавший за независимость Хорватии, Анте Старчевич разработал антинаучную националистическую концепцию, объявив хорватов «германцами» и «потомками готов», а сербов — «пришлыми рабами». Сегодня Старчевича в Хорватии называют «отцом отечества». Кстати, именно его идеи в первой половине ХХ века вдохновили на преступления известных пособников Адольфа Гитлера — усташей.

После окончания Второй мировой лидер югославских партизан Тито (сам, к слову, хорват), воочию убедившийся на войне, как опасны могут быть национальные вопросы, постарался задвинуть их подальше вместе с религиозными, поставив во главу угла политику и экономику. Но без Тито выстроенная им система оказалась нежизнеспособна.

Сегодня эксперты называют Боснию и Герцеговину самым бедным и коррумпированным государством Европы. Четверть взрослого населения страны являются безработными, а среди молодежи не могут найти себе никакого занятия примерно две трети. Многие заняты в «теневой» сфере и мечтают перебраться на ПМЖ в Германию или Италию. Или хотя бы в Турцию, там, правда, бошняков не особо привечают, несмотря на все их старания стать «настоящими османами».

К числу крупнейших инвесторов в экономику БиГ сегодня относятся Сербия и Хорватия. Причем деньги Загребом и Белградом вкладываются в «свои» этнические анклавы. Загреб оказывает открытое давление на Сараево, требуя, чтобы хорватам в Боснии и Герцеговине был предоставлен такой же статус, как и сербам — с выделением отдельной республики. Европейский союз активно вмешиваться в этих разбирательства не желает. Нищета, коррупция, отсутствие единой позиции по внешнеполитическим вопросам и эффективной системы государственного управления толкают Боснию и Герцеговину к новому периоду внутренней напряженности. Усугубляет ситуацию и тот факт, что на территории БиГ сегодня скопились тысячи мигрантов с Ближнего Востока и из Африки, прорывающихся через Балканы в ЕС. Центральные власти государства никаких реальных усилий для разрешения этой проблемы не предпринимают.

По словам очевидцев, побывавших в БиГ, ощущения единого государства у них не возникает. В реальности, каждый этнический анклав живет своей жизнью, использует собственную символику и не видит себя частью общего целого. Дейтонские соглашения лишь в очередной раз подтвердили старую истину о том, что насильно мил не будешь, а разбитого — не склеишь. «Механистические» подходы могут на время заморозить конфликт, но для его решения нужны совсем другие рецепты.

К сожалению, западное сообщество так и не сделало выводов из негативного балканского опыта, и пытается сегодня также по-волюнтаристски решать другие конфликты, в частности — украинский.

Если сравнить ситуацию в «незалежной» с боснийской 25-летней давности, можно увидеть много общего. В стране идет гражданская война, усиливаются религиозные трения, подогреваемые центральной властью, падает жизненный уровень, миллионы громадян бросают свои дома и уезжают — кто в Европу, кто в Россию.

При этом в Киеве любят вспоминать военную операцию Хорватии против Сербской Краины в 1995 году, закончившуюся разгромом сербских ополченцев и изгнанием сотен тысяч сербов со своих земель. Хорватию на Украине считают чуть ли не образцом для подражания, надеясь, что покончив с Донбассом, заживут, наконец, как на Адриатике — в тепле и достатке.

Только для нынешней Украине сейчас, по крайне мере, в экономическом плане более вероятен как раз боснийский сценарий.

Святослав Князев

 








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru