Голос Севастополя ГОЛОС СЕВАСТОПОЛЯ      
Языки
Подписка на Голос в соцсетях
 
» » Батальоны просят крови

Батальоны просят крови

28.10.2019, 08:51
(голосов: 1)

То, что добровольческие батальоны (либо, как их называют жители прифронтовых населенных пунктов, карательные) представляют собой достаточно грозную силу и могут влиять на власть в Киеве, не секрет. Да и на передовой именно эти вооруженные формирования отличаются наибольшей активностью и злостью в бою.

 

Отношение к бойцам таких формирований со стороны республиканцев соответствующее. Впрочем, точно такое же, как отношение бойцов батальонов к республиканцам. Пленные с обеих сторон в случае активизации боевых действий — редкость. А тем, кто по каким-то причинам все-таки остался жив и попал в плен, действительно не позавидуешь.

В этом материале я попробую отказаться от собственного отношения к карателям и рассказать о батальонах и прочих формированиях взглядом постороннего человека. Тем более что в высших эшелонах власти Украины уже поняли опасность существования добробатов и усиленно ищут способы их ликвидации. Приказ о демобилизации добробатов, подписанный почти год назад, не выполняется. Нелегалы с оружием по прежнему присутствуют на передовой.

Как появились добробаты на Донбассе

Мы много писали о том, как на Донбассе появились формирования ополчения. В начале это были небольшие группы людей, которые реально не хотели, чтобы в их мирные городки и поселки приходили боевики с майдана, приходила незаконная власть, которая захватила Киев. Да и вооружение было соответствующее. Это были гражданские люди.

Но со временем, когда противостояние стало принимать форму вооруженного противостояния, когда в дело пошло не только стрелковое, но и тяжелое вооружение, именно эти группы выросли в отряды. Стали вооружаться трофейным оружием. А после того как командирами этих групп вполне предсказуемо стали отставники-военные, стала формироваться военная структура управления отрядами.

С противоположной стороны происходило нечто подобное. На Донбасс прибыло примерно 3-5 тысяч добровольцев, которые были ярыми сторонниками майдана и хотели распространить собственные взгляды на востоке Украины. Вооружение этих отрядов практически не отличалось от вооружения противостоящих групп. А роль отставников, которые формировали армейскую структуру будущих добробатов, взяли на себя командиры и инструкторы многочисленных центров военной подготовки на западе Украины.

Вот что говорит бывший командир первого официально вошедшего в структуру МВД добробата «Днепр-1» Юрий Береза об этом времени:

«2014 год показал, что Украину готовы защищать 4—5 тысяч человек — столько было тех, кто с оружием в руках сразу встал на ее защиту. Здесь все, армия, полиция, спецслужбы, но около трех тысяч человек — это добровольцы. Были добровольческие подразделения, в которых, кроме названия, было по два человека. Но это была основа, вокруг которой потом собирались сотни».

Порошенко, понимая, что использовать официально армию против собственного народа нельзя, делал вид, что ничего противозаконного не происходит. На первом этапе добробаты даже стрелкового вооружения не получали. Развязывать гражданскую войну Порошенко не планировал и рассчитывал на то, что «активисты майдана» самостоятельно справятся с «проявлениями сепаратизма» на Донбассе.

Даже то, что солдаты и офицеры ВСУ стали переходить на сторону республиканцев, не испугало украинского президента. Реально он испугался только тогда, когда добробаты активистов стали получать отпор от республиканцев и взвыли о сепаратизме и необходимости помощи от государства.

Почему люди ненавидят карателей


Помните печально знаменитый батальон «Торнадо», который наводил ужас не только на мирных жителей Донбасса, но и на военное и эмвэдэшное начальство Украины? Тот самый батальон, который сформировало МВД Украины на основе батальона «Шахтерск» при Днепропетровской ОГА? Вот как вспоминает о формировании батальона тогдашний заместитель губернатора Геннадий Корбан:

«К нам пришел парень, теперь он командир батальона «Шахтерск». Отличный парень. Однако семь судимостей за плечами. Знаете, за что? Там окно ментам разбил, там порезал шины. А почему? Заколебали, все время лезли в его бизнес. У него копанки. А я бы назначил его главой районной администрации. И поверьте, там был бы порядок».

Чтобы стало понятно, о ком идет речь, представлю этого отличного парня. Командир батальона «Торнадо», бывший замкомбата «Шахтерска», расформированного в 2015 году за зверства в Луганской области, Руслан Онищенко.

Рассказывать о том, откуда появилась ненависть к добробатам, я не буду. Опять приведу пару цитат из украинских источников. Первое воспоминание от экс-спикера Луганской ВГА Ярослава Галаса:

«В батальоне были бывшие сотрудники милиции, которых уволили по статье из МВД, по некоторым были даже суды. По сути, там собрали весь сброд. Их бросили на крайнюю точку контролируемой территории — станицу Луганскую. На жилмассивах там они проводили, как они называли, «зачистки». Врывались в дома, заламывали людей, укладывали на пол, если их не хотели впускать, то они расстреливали двери. У людей забирали вещи.
В то время в станице из-за обстрелов не работала ни одна точка и продукты приносили в качестве гуманитарной помощи, так они и ее отбирали. Был даже случай, когда они задержали сотрудника Теплокоммунэнерго, который шел в райбольницу, чтобы спустить воду в трубах. Его избили, а в результате в больнице отопительная система вышла из строя».

А ведь есть ещё и «Айдар». Есть множество других карательных батальонов. О них расскажет один из айдаровцев. Причем это рассказ не пленного, а отслужившего и вернувшегося домой карателя. Цитирую Вести.ua:

«Батальон делился на несколько десятков рот, у каждого был свой главарь. Самыми оторванными были люди Мельничука. На их территорию, а они занимали бывшее здание милиции, боялись заходить даже генералы ВСУ. Был случай, когда на генерала Николаенко айдаровцы наводили пулемет.
Эти роты занимались грабежами, угоняли автомобили, в бывшем колбасном цеху обосновали цех по разборке автомобилей. За ними числились и похищения людей и даже убийства мирных граждан. Также срезали металл отовсюду, откуда могли, и продавали его.
Если помните, в «Айдаре» как-то погиб Динамит — разведчик Сергей Оврашко. Писали, что он попал в засаду возле Счастья и был убит. На самом деле он погиб в перестрелке с другой ротой. Они, кажется, не поделили БМП».

А закончить часть о «всенародной любви» стоит сообщением донецкого ополчения от 14 сентября 2014 года. Это было первое из многих подобных сообщение о зверствах карателей и национальной гвардии Украины. Вот тогда-то слово каратель, в отношении добробатов, вытеснило слово доброволец. Без комментариев:

«Во вторник в районе шахты "Коммунар" в селе Нижняя Крынка Донецкой области ополченцы, пришедшие разминировать территорию, обнаружили могилу. Едва присыпанные землей, в ней лежали тела четырех женщин и нескольких мужчин. У мужчин руки были связаны за спиной, один из трупов обезглавлен, всех их, и мужчин и женщин, перед смертью пытали, и застрелили выстрелами в затылок. Женщины — одна из них была беременна, перед смертью подверглись изнасилованию. Такие следы оставил после себя батальон "Айдар", базировавшийся в районе шахты».

Первая попытка взять карателей под контроль

На добробаты обратили внимание не только власти Украины, но и крупный бизнес. В начале возможность создания собственной армии прозондировали с помощью волонтеров. Помните «всенародную поддержку» карателей с помощью вливаний «пожертвований»? На самом деле народ чаще всего представлял один-два крупных предпринимателя или политика.

Отсутствие реакции со стороны правительства и президента для этих людей означало разрешение на формирование собственных полулегальных армий. А участие в боевых действиях этих батальонов рассматривалось как «обкатка» бойцов в реальной войне.

Это было «золотое время» для карателей. Именно тогда Коломойский объявил награду за каждого убитого сепаратиста. Именно тогда комбаты стали национальными героями. Им давали звания, награждали высшими орденами Украины и делали народными депутатами.

Более того, батальоны стали расти численно. Платили там намного больше, чем в ВСУ или на гражданке, а основную нагрузку в боевых действиях несли ВСУ. Уже серьезно поговаривали о том, чтобы реорганизовать карательные батальоны в бригады и сделать именно эти части основой новых, незалежных, ВС. Да и пресса Украины делала свое дело. Военные успехи карателей превозносились почти ежедневно.

Скоро стало ясно, что добробаты представляют опасность уже для действующей власти в Киеве. И, надо отдать должное руководству ВСУ, украинские военные приняли единственно верное решение. Добровольцев всеми правдами и неправдами стали легализовать. В ход шли любые средства. От ветеранских удостоверений до современного вооружения и «тысячи гривен в день».

В принципе, такое решение могло бы свести опасность для Киева к минимуму. Было решено на первом этапе разделить добробаты среди трех разных структур. Министерство обороны получало батальоны территориальной обороны. МВД получало батальоны специального назначения. А Национальная гвардия, соответственно, собственные батальоны.

А вот на второй этап — уничтожение добробатов — решимости у украинского президента не хватило. Хотя там действительно были необходимы «стальные яйца», чего у бизнесмена Порошенко никогда не было. Даже в структуре официальных ВС Украины добробаты сохранили костяк личного состава и офицеров. «Растворить» эти подразделения в лояльных и управляемых правительством частях Киеву не удалось.

Опять процитирую комбата Березу:

«Без вмешательства громоздкого механизма Минобороны добровольцы сами организовали хорошую подготовку и обеспечение. Это те люди, которые не дали возможности сложить оружие, в том числе действующей армии.
Была идея на базе батальонов территориальной обороны создавать новые бригады, но высшее руководство государства испугалось роста их влияния. Было сделано все, чтобы растворить их ядро в регулярных соединениях».



Особый путь «Правого сектора»


Для многих читателей стало откровением внезапное появление в Золотом боевых отрядов под руководством Билецкого, которые не просто сорвали разведение войск, которое обещал уже новый украинский президент, но и открыто угрожали восстанием против власти в случае выполнен я любого пункта Минских соглашений. При этом протестующие демонстрировали… охотничьи ружья как основное вооружение для борьбы с республиканцами. Внезапного ли? Давайте разберемся.

«Правый сектор» (запрещён в России), в отличие от других добробатов, курировался достаточно компетентными людьми, которые прекрасно видели скрытый план властей по уничтожению добробатов. Да и руководитель этой организации Дмитрий Ярош далеко не так прост, как иногда кажется. «Правый сектор» в своем составе имел сразу несколько карательных батальонов. И стал единственной организацией, которая не остановилась на формировании добробатов. Ярош объединил свои боевые отряды под единым командованием в «Добровольческий украинский корпус» (ДУК ПС).

Более того, помните, для многих невероятное: уход Яроша из «Правого сектора» в 2015 году? Сколько тогда версий было выдвинуто по этому поводу! В конечном итоге все согласились с версией, предложенной самим ПС. Идеологические разногласия. И это в организации, где вся структура управления строится вокруг фюрера. Где сама идея восстания против фюрера выглядит абсурдно.

На самом деле Ярош прекрасно понимал, что за время «революции» спецслужбы достаточно хорошо поработали в его организации и знают о планах и возможных действиях практически все. ДУК ПС оказался «под колпаком» и может быть уничтожен в короткое время при соответствующем приказе сверху. Даже святая святых организации, схроны с оружием и подготовительные лагеря, контролируются СБУ.

На сегодня в ДУК ПС несколько действующих батальонов и 20 резервных. Только это останавливает спецслужбы от решительных действий. Для силовой операции против ДУК сегодня просто нет необходимого количества лояльных президенту частей.

В конце 2015 года Ярош вышел из организации и вскоре создал новую структуру — «Украинскую добровольческую армию» (УДА). УДА не особо афиширует свое участие в боевых действиях на Донбассе. Более того, наиболее известный боевой батальон УДА «Аратта» был фактически разоружен спецназом СБУ и спецназом МВД «Корд» и выведен с передовой летом прошлого года. А 14 октября 2018 года Ярош заявил об уходе его батальонов (8-го и 5-го) с нуля.

УДА и ДУК ПС сегодня фактически вне закона. При этом это вполне боевые организации и могут реально противостоять правительственным войскам. Более того, сегодня и ДУК и УДА — всеукраинские организации. Их подразделения, от учебных центров, госпиталей и штабов до боевых отрядов, рот, батальонов расположены практически во всех областях Украины, вооружены и готовы к боевым действиям.

Новый президент и новая попытка уничтожить добробаты


Нелегальные батальоны, которые продолжают действовать на Украине, реально пугают Зеленского. Украинский президент, судя по некоторым действиям власти, судорожно ищет повод «потрепать» ДУК и УДА. Предложение красиво уйти, я имею в виду уже упомянутое объявление о демобилизации добробатов, отвергнуто.

Дальше последовала попытка подвести батальоны под уголовную статью. Помните предложение Киева о разоружении? Незаконное владение оружием и есть уголовное преступление. А оружия этого на Украине миллионы единиц. Реального учета не только трофейного оружия, но и выдаваемого с собственных арсеналов на Украине, нет до сих пор.

А кто оказался на Украине самым законопослушным? Кто сдал десять тонн вооружения в Мариуполе, согласно сообщению МВД от начала сентября 2019 года? Именно нелегалы! Каратели из батальона ОУН, 8-го батальона УДА и батальона имени шейха Мансура! Ура? Сдались и уйдут?

Увы, пиррова победа украинского МВД, не более того. Оружие в этих батальонах много. Часть его ещё долго будут находить в схронах на Донбассе и рассказывать о найденных тайниках сепаратистов. Часть уже находится в других областях и тоже надежно законсервирована. А то, что сдано, представляет собой вооружение именно со складов боевых подразделений. Из категории «хранимых на всякий случай».

Оружие сдано для того, чтобы лишить власть козыря «незаконное хранение оружия». Есть ещё один фактор, который заставил командиров избавиться от лишнего оружия. Арсеналы трудно перевозить с места на место при передислокации подразделения. Батальоны же постепенно выжимают с постоянных мест дислокации (пример 8-го батальона УДА показателен).

Проблема вооружения, учитывая специфику ведения боев именно добробатами, в случае обострения обстановки будет решена в минуты. Бой на короткой дистанции, и через пять-десять минут остатки подразделений с обеих сторон вооружены. Будет это свое оружие, доставшееся от погибшего товарища, или оружие врага, не важно. А вот то, что каратели сдали вооружение, было официально зафиксировано! А значит, они не подлежат уголовному преследованию!

В целом же, если говорить о добровольческих подразделениях Украины, проблему украинский президент не решит. ДУК, УДА и ещё несколько нелегальных подразделений есть и будут. Официально это общественные организации. Справиться с ними силовым методом Зеленскому не удастся. Как показали события в Золотом, даже части и подразделения, которые «разбавлены» бывшими добровольцами, ненадежны. «Побратимы» почти открыто заявляют о своей поддержке добробатов.

Да и понимание того, что преступления, совершенные на Донбассе, в случае установления мира и появления даже зачатков законности на Украине будут расследованы и за них придется отвечать, толкает добровольцев из карательных батальонов на борьбу. Перефразируя название прекрасного советского фильма, приходится констатировать: батальоны просят крови… батальоны боятся мира…

Александр Ставер








Новости smi2

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Комментарии: Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости smi2.ru